Прямой эфир

Слушать радиостанции Барнаула
Статья

На волосок от смерти: ветеран ВОВ из Барнаула о том, что пришлось пережить

, ИА "Амител"
"За Сталина, за Родину". Ветеран Николай Лыдин рассказал, что пришлось пережить ему в годы Великой Отечественной

Портал Amic.ru продолжает рубрику "Марафон Победы", где мы рассказываем о ветеранах Великой Отечественной войны. В этот раз мы пришли в гости к Николаю Лыдину. Фронтовик готовится встретить свое 90-летие. Но такую активную жизненную позицию нечасто и среди молодых встретишь. Свой первый бой он помнит, как будто это было вчера. В ушах до сих пор стоит крик "За Родину, за Сталина". Ему до сих пор страшно говорить про концлагерь, где жили солдаты, и он не может сдержать слез, когда вспоминает, как его встретила мать. О судьбе, войне и мирном времени Николая Устиновича читайте в нашем материале.

Большой человек

Николай Устинович, тогда еще просто Коля, родился в небольшой деревушке Павловского района. Этого села уже давно нет. В 1941 году там проживало около 200 человек, в школе давали только четыре класса образования. Все детство прошло в этой деревне. Он, мама, папа и шестеро братьев и сестер.

В страшном 1941 году Коле было 13 лет. По тем временам взрослый мужик. Новость о том, что Германия напала на СССР, встретила его в поле.

"Как сейчас помню. Мы работали на колхозной бригаде. Я в 13 лет уже за мужика был, это уже большой человек. Смотрим – приехал мужчина на лошади. И он объявляет, что началась война. Он еще не уехал, а наш бригадир привез список из совета, кого нужно призвать. И сразу же, без прощания с домашними, прям с поля, мужиков увезли в Павловск в военкомат. И все они в первые дни погибли. Один только вернулся с оторванной рукой. Степан Корнев. Помню его, он долго жил", – вспоминает Николай Лыдин.

Потом в армию призывают его отца Устина Васильевича и папиного племянника. Они попадают на Ленинградский фронт, в самый эпицентр войны. Племянник погиб, отец выжил. Ему гранатой оторвало все пальцы на ноге, полступни. Когда он приехал домой, в Алтайский край, его призвали в стройбат. "В стройбат! Он с костылем ходил! Он работал на заводе Трансмаш. А бухгалтер в колхозе был моложе его, но его не трогали. В то время тоже откупались, кто мог. А кто-то воевал", – Николай Устинович не может равнодушно говорить о том, что его раненого отца-инвалида заставили работать наравне со всеми.

Крынка масла

В 17 лет (25 ноября 1944 года) Лыдина призвали в ряды Красной армии. "Меня папа провожал. Нашел меня. Он жил в общежитии на Новом рынке в Барнауле. Телефонов не было, а как-то узнал, что я ухожу в армию, нашел меня, купил мне булку хлеба за 100 рублей, крынку масла сливочного. Мне он тогда так сказал: "Колька, тебе мать носки-то дала? А то зима, холодно". Я говорю, что вроде какие-то дала, не смотрел. Отец боялся, что я ноги обморожу. И дал мне совет: взять, когда обмундировывать будут, ботинки на размер побольше. Из-за этих ботинок у меня там история одна была. Я взял 43-й размер, хотя носил я 42-й.

Когда нам выдали обмундирование, оказалось, что мои ботинки длиннее всех. Хотя я по росту был только четвертый. И все жаловались, что я четвертый, а всем приходится на меня равняться", – вспоминает ветеран.

Ботинки

"Это уже был конец войны, но нас готовили на фронт. Выдали нам американские ботинки. Толстая подошва кожаная. Они пропускали воду. Нога все время мокрая была. И я эту подошву взял и оторвал. Когда старшина пришел (а он строгий был), увидел меня и посадил на гауптвахту на трое суток. За эти ботинки", – рассказывает Николай Устинович.

Потом в часть на проверку приехал командир полка. В первую очередь решил осмотреть кухню и гауптвахту.

"Командир, когда пришел на гауптвахту, меня увидел, узнал, за что я тут сижу, и дал приказ меня немедленно освободить и выдать новые советские ботинки. И меня освободили, я сутки только отсидел", – вспоминает ветеран.

Внешний вид был, конечно, еще тот, вспоминает ветеран. Буденовка, шинель английская зеленая, ботинки американские, потом советские.

Марцифейко

Младший сержант Марцифейко был хохлом. Он учил Николая Устиновича и других только что прибывших солдат военной науке. Гонял по всем направлениям: от отбоя до построения.

"Мы отбой сколько раз отрабатывали. А он говорит, что не пойдет! Я думал, что он над нами издевался. А я когда в первый бой вступил, вспоминал Марцифейку. Добрым словом. Он меня всему научил. Собираться, окапываться, стрелять и что угодно. Если бы не он, я бы в первые дни погиб. Вот тебе и хохол Марцифейко. Я его помню хорошо!" – рассказывает ветеран.

НКВД

"Мы были в учебном пункте, когда нас подняли по боевой тревоге. Подогнали два поезда и за пару часов нас погрузили в вагоны и бросили в Прибалтику. Там шла война – освобождали восточную Пруссию", — рассказывает Лыдин.

Николая Лыдина распределили в 285-й полк НКВД.

Он служил в 4-й дивизии, в состав которой был включен полк, прибывший в город Мариамполь (на границе с Восточной Пруссией), форсировала Неман, во время которого погиб генерал Черняховский.

Душегубка

По прибытии солдат расположили в немецком концлагере. Больше всего запомнилось, даже впечаталось в память, серое здание. Его называли душегубкой.

"Стояло каменное здание, на нем было написано "Баня". И еще на нем было написано "Каждому свое". Две двери. Вправо — мыться, влево — душегубка. В душегубке стояли два бака с газом. Этим газом убивали людей. Бетонный пол, металлические двери и внутри проведена рельсовая дорога. И стояла тачка. Открывались две двери. Вначале удушат газом, а потом собирают. В углах стояли мешки с волосами человеческими. Страшно, страшное место", — вспоминает ветеран.

А дальше была война

Сразу после прибытия солдатам рассказали, что скоро бой. Первый бой.

"Страшно не было. Все эмоции уходят. Становишься обезглавленным каким-то, нет мыслей, нет чувств. Рядом люди погибали, падал кто-то постоянно. И крик стоял: "За Сталина, за Родину — вперед!" - продолжает участник ВОВ.

Бой длился непрерывно. Круглые сутки. День и ночь. Солдаты всегда были в боевой готовности. Постоянно наступление, лежишь в окопе, сидишь, спишь. Люди гибнут ежеминутно. "Все мы знали, что идем на смерть. Об этом каждый из нас знал", — говорит Лыдин.

Изменник Родины

"Был случай, когда моя жизнь реально висела на волоске. Был у нас командир роты Колесниченко. Бандеровец. Я собрал документы, чтобы ехать домой. Встречаю его, а он меня спрашивает, мол, куда едешь, старшина. Я говорю, что стыдно не знать, куда едет подчиненный и откуда он родом. И продолжаю, что еду я в Алтайский край. Домой. Он тогда мне и говорит, мол, я этого края не знаю. И там живут бывшие ссыльные, поселенцы, негодяи и нехорошие люди, предатели. Меня тогда затрясло, а я ему в ответ кричу: "Что ты — бандеровец, вы своих убивали". Он меня давай успокаивать, вроде замяли дело, а он меня не простил", – продолжает Николай Лыдин.

"Дальше поступили сведения, что в двух хуторах расположен штаб противников. Нужно два взвода. А я в это время собрал чемодан и на вокзал. Подписал обходные на демобилизацию. И пошел на вокзал, домой ехать собирался. А командир полка меня за руку и говорит: "А ты куда?" Документы забрали, сказали, отсрочим тебе демобилизацию. Ну я же спорить не буду, документы не заберешь обратно. Ну посадил меня в свою машину и с первым взводом отправил воевать. Колесниченко тоже был с нами. И вот пришел момент, когда он решил мне отомстить. Он дергает меня из кабины и говорит на меня: "Предатель Родины" и пистолет на меня наставляет. Спасибо солдату Попову из Челябинска, он выбил у него пистолет из рук и передал его уполномоченному КГБ.

А мы дальше на задание. Приехали мы на хутор. Оказалось, что там штаб и находится. Они услышали, что машины едут. Хозяйка хутора вышла навстречу. Я спрашиваю: "Бандиты здесь?" Она говорит: "Нет бандитов!" А сама головой машет, что здесь они. И мы пошли в хутор. Давай тростью пол проверять. И один из солдат тростью зацепил ручку от люка, где бандиты находились. У нас было по гранате. Мы бункер поднимаем и кричим, чтобы те сдавались. Нет? Ну тогда мы две гранаты бросили. Дом зашатался, начал рушиться, нас чудом не засыпало. Наши думали, что мы погибли.

Потом мы уже смотрели, что там в штабе. А там печатная машинка, сейф, мешки с деньгами. И все, через три дня домой поехал. Это было 28 ноября 1952 года. У меня только тогда война закончилась", — делится ветеран.

Опять война

Родителям Николай нечасто письма писал. Мама с папой были неграмотные, им письма сына читали соседи. А ему родители редко писали — не знали, куда слать корреспонденцию.

Николай Устинович верит в Бога. Верить начал после войны. Он прошел ее без единого ранения. Один раз пуля пролетела совсем рядом. Пробила буденовку, поцарапала висок.

"В Бога верю. Каждое утро крещусь. Верить начал после войны. Потому что мать в Бога верила. У нее в уголке иконка была. А отец не верил. Он курил, матерился, но был очень добрым. И умным", — делится ветеран.

Когда он вернулся в Барнаул, стояли морозы.

"Спасибо, мне валенки выдали. Меня подбросили до района, а там я до своей деревни 15 километров пешком шел. Мама заплакала", — слезы матери ветеран сам вспоминает со слезами на глазах.

"Я целый месяц прожил в деревне. Потом в Барнаул поехал. В деревне-то нечего делать было. Я к брату двоюродному обратился, он сказал, что можно диспетчером устроиться, но оклад маленький. Второй родственник сказал, что раз я без образования, то давай иди почтальоном. А время уже февраль, все тает, а у меня одни валенки. Ну, говорю, давай. И тут судьбу решил случай. На вокзале я постового увидел, спрашиваю его, через какое время будет пригородный поезд, а он развернулся, смотрит на меня и говорит: "Колька, это ты?" Оказалось, знакомый! Тоже служил! И вот он тут же звонит начальству и докладывает: "Товарищ капитан, готовый милиционер у нас, отслужил только что, даже медкомиссию проходить не надо. Вот так сразу меня и взяли. И приказом сделали командиром отделения. Я не хотел, боялся. А они говорят, что ты был старшиной роты, у тебя в подчинении 100 человек было. Ну так и пошло", – рассказал Лыдин.

Всю жизнь Николай Устинович проработал в милиции. Вел войну с преступностью. Он говорит, что ненавидел преступников. На вопрос, что сегодня не хватает людям, не задумываясь, отвечает: "Чести, скромности, справедливости и честности".

Напоминаем, что городской благотворительный марафон "Спасибо за Победу!" стартовал в Барнауле 30 марта 2017 года. Его запустила наша медиагруппа FM-Продакшн. О том, как принять в нем участие и помочь ветеранам, читайте здесь.

Читайте также в сюжете: Марафон Победы

Смотрите также
Партнёры
Смотрите также
Loading...

Комментарии

7.04.2017 17:20
- гость -

Генерал ЧернЯховский

0  0
7.04.2017 17:25
Сталинский Сокол

Спасибо тебе СОЛДАТ за ПРАВДУ!!! Живи долго и не болей. В России, да и в СНГ много людей которые верят ВАМ и вашему ПОДВИГУ!!!

0  0
7.04.2017 17:39
- гость -

весёлые и богатые на события времена были. война лекарство от скуки

0  0
7.04.2017 17:42
Гость

Вам такое "веселье" явно не по душе было б

0  0
7.04.2017 23:23
gorca

Родственник по материной линии- но видились редко, а тех кого он знал давно уж нет в живых

0  0
8.04.2017 09:18
- гость -

В 17 лет призывали?

0  0
10.04.2017 10:43
Nic

Про бандеровца у меня в голове не укладывается. Как мог быть командиром роты бандеровец???

0  0
Загрузка...
Войти     Зарегистрироваться
Имя

Архив новостей