Прямой эфир

Слушать радиостанции Барнаула
Новости

Забытые герои: Кавалер ордена Святого Георгия из Барнаула

, ИА "Амител"
Федор Митрофанович Богорский

Сегодня, 9 декабря, в России отмечают День Героев Отечества . Предлагаем читателям amic.ru ознакомиться со статьей Андрея Краснощекова. 

Забытые герои.

Георгиевские кавалеры Барнаула.

 

Высшей наградой за воинскую доблесть в Русской армии до революции 1917 г. был орден Святого Георгия, учрежденный в 1769 г. Екатериной II.

К сожалению, сегодня мы почти ничего не знаем о наших земляках, за свои подвиги во славу Отечества удостоившихся этой высокой награды. Если о героях Великой Отечественной войны у нас вспоминают хотя бы к юбилеям Великой Победы, то об участниках предшествовавшей ей Второй Отечественной или Великой войны, более известной как Первая мировая, информацию приходится собирать буквально по крупицам.

Одним из таких забытых героев был барнаульский офицер Федор Митрофанович Богорский (встречается также написание фамилии Багорский), ставший кавалером ордена Святого Георгия 4-й степени во время Первой мировой войны.

Федор Митрофанович Богорский родился 16 сентября 1868 г. в семье священника. Образование получил в Киевской духовной семинарии (окончил 3 класса). На военную службу поступил 28 августа 1886 г. Окончив в 1889 г. Киевское пехотное юнкерское училище, был выпущен подпоручиком в 73-й пехотный Крымский полк. После непродолжительного пребывания в запасе (с января по август 1904 г.) вернулся в армию, приняв участие в Русско-японской войне.

Будущий советский генерал Александр Иванович Черепанов, в Первую мировую войну служивший в одном полку с Богорским, в своих мемуарах «Поле ратное мое» писал, что в русско-японскую войну он «в чине штабс-капитана неплохо командовал батальоном, после же войны ему не доверили командования даже ротой. Обидевшись, Багорский подал в отставку и несколько лет прослужил в банке, но приспособиться к условиям гражданского учреждения не смог и в 1913 г. вернулся в строй». Это не совсем так. Возможно, после Русско-японской войны капитан Богорский действительно выходил в отставку и какое-то время служил в банке, но вернулся на службу значительно раньше 1913 года.

Согласно «Общему списку офицерским чинам Русской императорской армии, составленному на 1 января 1909 г.», Федор Митрофанович числится капитаном 12-м пехотного Сибирского резервного Барнаульского полка[1]. По данным «Памятных книжек Томской губернии» с 1910 по 1914 год, вплоть до начала Первой мировой войны он служит в Барнауле. По сведениям, приведенным в «Памятной книжке Томской губернии на  1910 год», Богорский  по-прежнему капитан, командир 4-й роты 12-го Барнаульского резервного полка. В «Памятной книжке Томской губернии на 1913 год» он упомянут как капитан, командир роты в Барнаульском отряде 44-го Сибирского стрелкового полка (в состав которого вошел в 1910 г. 12-й Барнаульский полк). Согласно Памятной книжке на 1914 год, капитан Богорский является командующим 4-м батальоном 44-го Сибирского стрелкового полка.

С началом Первой мировой войны на основе кадровых полков Русской армии за счет призванных из запаса солдат и офицеров разворачиваются т.н. полки второй очереди. На базе 44-го Сибирского стрелкового полка, разбросанного по трем гарнизонам (Омск, Барнаул, Семипалатинск) в Омске в составе вновь образованной 14-й Сибирской стрелковой дивизии формируется 56-й Сибирский стрелковый полк. В числе других офицеров 44-го Сибирского полка, переведенных в новую часть, был и подполковник Богорский, назначенный командиром батальона. 20 мая 1915 г. Федор Митрофанович Богорский производится в полковники.

На должности командира 2-го батальона, во время пребывания полка на Рижских позициях, его и застал весной 1916 г. прапорщик Черепанов, прибывший на фронт по окончании 1-й Иркутской школы прапорщиков. Будущий советский генерал, стоявший у истоков Красной армии, в своих мемуарах дает полковнику Богорскому самую лестную характеристику, выделяя его как «наиболее светлую личность» среди других командиров батальонов (в числе которых были будущий белый генерал А.С. Бакич и прославленный красный комдив В.Ф. Грушецкий – до войны служивший вместе с Богорским в 12-м Барнаульском и 44-м Сибирском стрелковом полках). По его словам, это был «человек умный, справедливый, серьезно и добросовестно относившийся к службе».

С июня 1916 г. полковник Богорский командовал 49-м Сибирским стрелковым полком 13-й Сибирской стрелковой дивизии, в августе 1916 г. переброшенной из Прибалтики на Юго-западный фронт в Галицию. Во главе этого полка он находился до конца 1917 г., пережив Февральскую революцию и большевистский переворот. Несмотря на общий развал, поразивший армию, полковник Богорский сумел на какое-то время сохранить боеспособность своей части, свидетельством чему являются его успешные действия во время июньского наступления войск Юго-западного фронта – последней крупной наступательной операции Русской армии в этой войне, за которую Богорский и был награжден орденом Святого Георгия 4-й степени (31 октября 1917 г.). К высокой награде он был предоставлен «за то, что в бою 18 — 20 июня 1917 года[2] на высоте Дзике-Ланы, получив задачу прорвать штурмом сильно укрепленную позицию противника и, командуя своим полком, блестяще это выполнил, заняв 5 линий окопов, взяв много пулеметов и 412 пленных немцев. Видя трудность продвижения 1-го и 3-го сводных полков по собственному почину атаковал важный укрепленный узел противника фол[ьварк] Милувку, этим уничтожил угрозу нашему правому флангу и дал возможность дальнейшего продвижения этим полкам. Захватив после упорного боя важные пункты позиции противника – высоту 319, фол. Милувку, сосновую рощу, создал благоприятную обстановку, отбил 5 яростных контратак. Лично предводительствуя 3 сводным полком, находясь под сильнейшим ружейным, пулеметным и артиллерийским огнем противника, штурмом взял сильные позиции, своим личным примером увлекая вперед, чем и способствовал общему успеху дивизии».

Любопытно, что награжден полковник Богорский был через несколько дней после того, как власть в Петрограде перешла в руки большевиков. По-видимому, он стал одним из последних георгиевских кавалеров Русской армии.

О его дальнейшей судьбе известно немного. С 31 декабря 1917 г. Федор Митрофанович Богорский командовал «украинским» полком, формировавшимся из солдат 13-й Сибирской стрелковой дивизии на базе 75-го Сибирского стрелкового полка. 28 января 1918 г. он  с полком перешел в состав 108-й пехотной дивизии, которую и возглавил вплоть до расформирования в  апреле 1918 г.

После демобилизации армии полковник Богорский остался на Украине, проживая как частное лицо. По информации украинского историка Ярослава Тинченко, 6 ноября 1918 г. он был мобилизован в 9-й пехотный Винницкий полк армии гетмана Скоропадского, после падения гетманщины оказавшись в рядах петлюровской армии. 1 февраля 1919 г. он был переведен в 19-ю пехотную дивизию армии «незалежной» Украинской народной республики, как именовали свое государство сторонники Симона Петлюры. Вряд ли это был его сознательный выбор, просто так сложились обстоятельства. Дальнейшая судьба полковника Богорского неизвестна.

Семья полковника осталась в Сибири. В Государственно архиве Алтайского края сохранилась справка, выданная в 1919 г. Управлением Барнаульского уездного воинского начальника его жене Лидии Макаровне Богорской – о том,  что ее сын Игорь Федорович Богорский служит офицером в белой армии.

Восстановить непростую судьбу сына полковника Богорского Игоря помог екатеринбургский историк Николай Иванович Дмитриев.

Игорь Богорский родился 4 июня1898 г. в с. Рыжевка Уманского района Киевской области.  После Русско-японской войны он с матерью переехал в Барнаул, где служил его отец. Здесь окончил реальное училище и осенью 1916 г. поступил на электро-механическое отделение Петроградского политехнического института.

Ввиду предстоящей мобилизации в армию Игорь Богорский поступает в Гардемаринские классы, готовившие морских офицеров, где учится до марта 1918 г. После их закрытия он возвращается домой в Барнаул и устраивается на работу в местное пароходство. В ноябре 1918 г. его призвали в белую армию и как бывшего гардемарина направили в Красноярск, где формировалась Отдельная бригада морских стрелков. 20 июня 1919 г. он был произведен в прапорщики по морскому ведомству (в упомянутой справке Управления Барнаульского уездного воинского начальника Игорь Богорский назван мичманом, возможно позднее он был произведен в этот чин), и в июле того же года отправлен на фронт под Пермь. Служил помощником адъютанта в 1-м полку морских стрелков, с которым отступал до г. Черемхово. В начале 1920 г. попал в плен. Некоторое время, опасаясь репрессий за службу в белой армии, он жил под чужой фамилией, за что в феврале 1925 г. был арестован ОГПУ, но серьезных репрессий сумел избежать, отделавшись штрафом в 1000 рублей.

Призванный в армию уже красными, до 1922 г. Игорь Федорович Богорский служил в Забайкальской военно-инженерной дистанции и заведующим электростанцией в пос. Антипиха под Читой, а после демобилизациии работал на различных горнодобывающих предприятих в Забайкалье. В 1924 г. он переехал на Урал, где в начале 30-х годов работал механиком и зав. энергобюоро Карабашского медеплавильного комбината, главным электриком Исовских золото-платиновых приисков, откуда в мае 1933 г. перешел на должность главного механика на Северский завод в пос. Северский Полевского района Свердловской области

9 июля 1933 г. он был арестован по делу о вредительстве на предприятиях черной металлургии и 14 ноября того же года приговорен по печально известной 58-й статье УК РСФСР к 10 годам лагерей. Дальнейшая его судьба также неизвестна.

Следует отметить, что Федор Митрофанович Богорский был не единственным офицером 44-го Сибирского стрелкового полка, служившим перед Первой мировой войной в Барнауле, который удостоился чести стать георгиевским кавалером. Еще два его однополчана — Иннокентий Иннокентьевич Китновский и Василий Полиевктович Тунгусов были награждены Георгиевским оружием. [3]

Иннокентий Иннокентьевич Китновский родился 7 января 1878 г. Получил образование в Томском реальном училище (окончил 6 классов). 28 сентября 1896 г. поступил на военную службу. Окончил Казанское пехотное юнкерское училище, из которого был выпущен в Омский резервный пехотный батальон.

Русско-японскую войну Иннокентий Китновский начал подпоручиком в 12-м Барнаульском полку, во время войны был произведен в поручики, а вскоре за боевые отличия  стал штабс-капитаном. За отличия «в делах против японцев» он был награжден орденами Святой Анны 4 степени, Святого Станислава 3 степени с мечами и бантом, Святой Анны 3 степени с мечами и бантом, Святого Станислава 2 степени с мечами.

После окончания войны с Японией штабс-капитан Китновский вернулся в Барнаул, прослужив здесь, сначала в 12-м Барнаульском резервном полку, а после его расформирования в 1910 г. – в Барнаульском отряде 44-го Сибирского стрелкового  полка вплоть до Первой мировой войны.

К 1914 году он в чине капитана командовал ротой 44-го Сибирского стрелкового полка, в составе которого вышел на фронт. Командовал батальоном. 31 мая 1915 г. произведен в подполковники. Георгиевским оружием награжден 7 ноября 1915 г. за отличие в Праснышском сражении (20 февраля — 30 марта 1915 г.), «за то, что в бою с 7-го по 15-е Февраля 1915 года[4], командуя 7-ю ротами и будучи начальником важного боевого участка, занимая укрепленную позицию у д.д. Пщулки — Шершене, Пщулки — Гурне и Зембржус — Велький и лично руководя обороной участка, отбил многочисленные атаки 3-х батальонов пехоты и не уступил своей позиции, несмотря на непрерывный действительный и убийственный артиллерийский и ружейный огонь противника и его превосходные силы, личным примером ободряя и воодушевляя нижних чинов, сдержав, таким образом, натиск превосходных сил противника, он вывел весь полк из крайне трудного положения и обеспечил ему дальнейший успех боевых действий, закончившихся отступлением противника».

К сожалению, дальнейшую судьбу этого отважного офицера пока выяснить не удалось.

Василий Полиевктович Тунгусов родился 25 марта 1866 г. Образование получил в Омской военной прогимназии. «В службу вступил» 3 июня 1883 г. Окончил Казанское пехотное юнкерское училище, из которого вышел в Томский пехотный резервный батальон. Участник «кампании 1900-1901 гг.», т. е. в составе русского экспедиционного отряда принимал участие в подавлении «боксерского» восстания в Китае.

К 1908 г. в чине капитана Тунгусов служил в рядах 12-го пехотного Сибирского резервного Барнаульского полка. В 1910 г. он по-прежнему капитан Барнаульского полка, командир 8-й роты. К концу 1912 г. капитан Тунгусов занимает должность временно командующего 3-м батальоном 44-го Сибирского стрелкового полка, входившим в состав барнаульского гарнизона. В том же году он был производен в подполковники и 22 декабря переведен на службу в 31-й Сибирский стрелковый полк в г. Красноярск.

Летом 1914 г. на основе 31-го Сибирского стрелкового полка разворачивается второочередной 51-й Сибирский стрелковый полк, входивший в состав 13-й Сибирской стрелковой дивизии (в которой в 1916-1917 гг. служил и полковник Богорский). В составе этого полка Василий Полиевктович отправился на фронт. В бою 9 ноября 1914 г.[5] у польского г. Лович, во время Лодзинской операции  – одного из крупнейших сражений Первой мировой войны на Восточном фронте, он был смертельно ранен и 12 ноября 1914 г. умер, находясь в госпитале в г. Варшаве. Высочайшим приказом от 18 марта 1915 г. подполковник Тунгусов посмертно был награжден Георгиевским оружием «за то, что во время боя у гор. Ловича, будучи ранен в начале боя, не оставил строя, а затем, будучи вторично тяжело ранен, приказал нести себя вперед и, лежа на носилках, управлял батальоном и только после третьего ранения оставил строй».

Судя по справке, выданной в 1919 г. Управлением Барнаульского уездного воинского начальника его жене Нине Григорьевне Тунгусовой (о том, что она является женой убитого полковника 51-го Сибирского стрелкового полка) – последняя, вместе с дочерью Тамарой проживала на тот момент в Барнауле.

 (При подготовке материала использовалась информация с сайтов: http://militera.lib.ru, http://www.grwar.ru, lists.memo.ru, а также информация, предоставленная Валентином Леонидовичем Юшко (г. Москва) и Николаем Ивановичем Дмитриевым (г. Екатеринбург).

Андрей Краснощеков


[1] История этого полка восходит к отдельному Колывано-Воскресенскому батальону, сформированному в середине XVIII века для охраны алтайских горных заводов и рудников, который, в свою очередь, вел свою историю от Московского гарнизонного полка, сформированного в 1711 г. в г. Тобольске. В течение почти полутора веков батальон нес службу на территории Алтая, сменив несколько названий. В 1871 г. он был переформирован в Барнаульскую местную команду, на основе которой в 1899 г. формируется 5-й Барнаульский резервный батальон (с 1902 г. — 12-й Барнаульский). В 1904 г. батальон был развернут в 12-й пехотный Сибирский Барнаульский полк. В1904-1905 гг. Барнаульский полк находился в Манчжурии, принимая участие во всех основных сражениях Русско-японской войны. За отличие в сражении при Дашичао (10-11 июля 1904 г.) в 1907 г. он был награжден Георгиевским знаменем. С 1906 по 1910 г. стоял в Барнауле, именуясь 12-м Барнаульским пехотным Сибирским резервным полком. Расформирован 1 августа 1910 г., влившись вместе с 11-м Семипалатинским пехотным Сибирским резервным полком в состав 44-го Сибирского стрелкового полка, часть которого стояла в Барнауле до Первой мировой войны.

[2] по старому стилю

[3]Золотое оружие «За храбрость» — наградное оружие, с 1807 г. причисленное к статусу государственного ордена. Награждение Золотым холодным оружием — шпагой, кортиком, позднее саблей — производилось в знак особых отличий, за проявленную личную храбрость и самоотверженность. С 1913 года Золотое оружие «За храбрость» официально называлось Георгиевским оружием и считалось одним из отличий ордена Св. Георгия.

[4] по старому стилю

[5] по старому стилю


Смотрите также
Партнёры
Смотрите также
Loading...

Комментарии

9.12.2010 07:16
Дядька

Как хорошо начал.

0  0
9.12.2010 10:14
Платунов Е.

К сожалению, цена тех давних подвигов наших Георгиевских кавалеров сейчас имеет лишь рыночный эквивалент. Например, у коллекционеров - фото штабс-капитана В.А.Ленивцева (50-60 тыс. руб.), который "29.9.1904 г. в бою у деревни Саспухэндзы действуя при 12-м Барнаульском пехотном полку за ранением командира батареи и старших офицеров, выбывших из отряда, командовал батареей и за отбитие огнем нескольких атак неприятеля награжден орденом Св. Георгия 4-й ст. (ВП от 8.9.1905 г.)" - http://www.numismat.ru/au.shtml?au=54&per=&descr=&material=&nominal=&lottype=&ordername=&orderdirection=ASC&num=10&page=10

С того же ресурса: "Знаком отличия Военного ордена Св. Георгия 4-й степени № 96926 был награжден младший унтер-офицер 13-й роты 12-го Сибирского пехотного Барнаульского полка Федор Белюшин (Белюшен) «за храбрость и мужество, оказанные им в делах с 1 по 15 июня 1904 г. в боях с японцами» во время Русско-японской войны 1904–1905 гг. (РГИА. Ф. 496. Оп. 3. Д. 829. Л. 187). По другим сведениям он получил знак под № 969

0  0
9.12.2010 10:16
Платунов Е.

Куда-то "слизнулось" окончание: По другим сведениям он получил знак под № 96996" (Цена - 85000 руб.)

0  0
9.12.2010 10:18
Краснощеков Андрей

Небольшое дополнение к биографии Иннокентия Китновского:

Недавно мне удалось познакомиться с его правнучкой Светланой Владимировной Китновской, которая, как оказалось, проживает в Барнауле и активно занимается восстановлением своей родословной. К сожалению, о судьбе своего героического предка ей известно немногое. По отголоскам семейных преданий он служил в белой армии и был расстрелян в гражданскую войну красными. В семейном архиве сохранились две фотографии – одна, на которой он был запечатлен с женой, другая – с женой и маленьким сыном, но изображение самого И.И. Китновского отрезано по контуру. Видимо, произошло это в 30-е годы, когда такое свидетельство родства с «врагом народа», каковым для советской власти являлся Иннокентий Китновский, был попросту опасно. Единственное сохранившееся его фото (копия с оригинала) – середины 90-х годов 19 века, сделанное в Омске, где он, совсем юный, снят еще вольноопределяющимся Омского резервного батальона.
Жена Иннокентия Иннокентьневича – Ольга Николаевна, в деви

0  0
9.12.2010 10:22
Краснощеков Андрей

продолжение:

Жена Иннокентия Иннокентьневича – Ольга Николаевна, в девичестве Королькова, происходила из многодетной семьи известного барнаульского священника Николая Королькова, много сделавшего для развития народного образования в нашем городе. В 1936 г. она вместе с сыном Владимиром (родившимся в 1913 г. в Омске, где в то время служил штабс-капитан Китновский), уехала из Новосибирска в Якутск, где и умерла в 1947 г. Два брата Ольги Николаевны – Александр Николаевич, работавший счетоводом нефтебазы, и Василий Николаевич, служивший псаломщиком, были расстреляны по сфабрикованным обвинениям в в 1937 г. в Барнауле. Владимир Иннокентьевич, который был единственным ребенком в семье Китновских, связал свою жизнь с гражданской авиацией. Долгие годы он работал радистом и начальником радиобюро в Якутском аэропорту. Умер в 1974 г. У него было двое детей – сын Борис и дочь Ирина (уехавшая вместе с матерью в 1942 г. из Якутска), потомком которой и является Светлана Владимировна Китновская, единственная на сегодня н

0  0
9.12.2010 10:23
Краснощеков Андрей

окончание:

У него было двое детей – сын Борис и дочь Ирина (уехавшая вместе с матерью в 1942 г. из Якутска), потомком которой и является Светлана Владимировна Китновская, единственная на сегодня наследница этого славного рода.

0  0
Войти     Зарегистрироваться
Имя

Архив новостей