Прямой эфир

Слушать радиостанции Барнаула
Статья

Репортаж об алтайском ретропробеге «Колесо истории-2008»

, ИА "Амител"

колесо истории 2008На сайте amic.ru опубликован репортаж об алтайском ретропробеге «Колесо истории-2008». Один из его участников — Дмитрий Токаренко — не только предоставил редакции ИА "Амител" великолепные снимки с ретропробега, из которых получился интересный репортаж, но и описал приключения команды.

Как уже сообщало ИА "Амител", в этом году, ставший уже традиционным, ретропробег Алтайской федерацией автомобильного спорта, стартовал из Барнаула с 12 июля. Маршрут ретропробега был выбран особым образом – участникам предстояло покорить дороги, по которым уже около 40 лет никто не ездил. Весь путь составит приблизительно 1500 км.

Колесо истории 2008

В третьем традиционном пробеге «Колесо истории-2008», организованном Алтайской федерацией автоспорта при Колесо историисодействии компании «Росгосстрах», приняли участие четыре экипажа на автомобилях ГАЗ-67 (1953 год), ГАЗ М-72 «Победа» (1954 год), ГАЗ-63 (1957 год), МАЗ-205 (1954 год) и автомобиль сопровождения «Сузуки Эвери Плюс» (1999 год). Кстати, именно в таком порядке техника обычно двигалась в колонне. Учитывая возраст автомобилей, тревожиться можно было за любой из них, а за МАЗ, который был единственным неполноприводным, и при этом очень тяжелым, особенно. Ведь в случае чего, вытащить его мы могли бы, только собрав в упряжку все остальные машины, что с учетом специфики «дорог» не представлялось возможным. К нашему счастью, дожди и неустранимые поломки нас миновали, и буксировочные тросы не потребовались ни разу, хотя из-за прочих поломок пробег отстал от графика на сутки.

Маршрут

Запланированная протяженность маршрута Барнаул-Змеиногорск-Колывань-Чарышское-Куяган-Белокуриха-Бийск-Зональное-Троицкое-Барнаул (12.07.08 – 19.07.08) составляла около 1200 км, из которых четверть была проложена по грунтовым дорогам, в том числе тем, где давно никто не ездит. По этой причине, на случай ухудшения погоды, были зарезервированы объездные пути, которыми, к сожалению, пришлось воспользоваться, совершенно напрасно, как оказалось. Короткий грунтовый участок через Куяган было решено отменить, вследствие весьма вероятного грозового ливня. Но дождь на нашем пути так и не встретился, а объезд добавил к запланированному пробегу еще почти 100 километров.

Да простят на с попутные и встречные, но скорость движения нашей колонны составляла 40-45 км/ч. Максимальная конструктивная скорость для ГАЗ-63, названного «Крокодилом», составляет 65 км/ч (расход топлива при скорости 40 км/ч по ровному асфальту должен был быть 25 л/100 км), а МАЗ-205, за характерные размеры и окраску прозванный «Апельсиновым бегемотом», завод позволял разгонять вообще не быстрее 52 км/ч, при расходе солярки в 35 литров на сотню. Но ведь это данные для новых машин, а у нас были динозавры возрастом более полувека. Кстати, ГАЗ-67 («Лягушонок») и М-72 (за раскраску названный «Облачко») обладали значительно более высокими скоростными характеристиками, но скромным аппетитом тоже не отличались.

Поломки

С каждым годом в пробегах «Колесо истории» принимает участие все более старая техника. Первая серьезная поломка настигла нас в первый же день, перед Алейском. Из машины сопровождения, шедшей в хвосте колонны, заметили широкую масляную дорожку на асфальте. По очереди, обгоняя ретромашины, на «Сузуки» установили, что масло терял «Апельсиновый бегемот». После остановки было установлено, что на его двигателе отвернулись и потерялись несколько болтов с компрессора системы питания. Кстати, незадолго до пробега на МАЗ специально был установлен новый двигатель. «Новый» — это двигатель (дизельный двухтактный!), изготовленный буквально накануне распада СССР и более четверти века "Апельсиновый бегемот"проведший на консервации. Вот этот-то двигатель и создал Николаю Шестакову и Сергею Кучину (экипаж МАЗа) наибольшее количество проблем. На нем менялись форсунки, паялся радиатор, восстанавливалось крепление двигателя к раме, оборванное от дикой тряски на грунтовых и щебеночных дорогах. Крепление двигателя восстановить полностью так и не удалось и он периодически совершал «харакири»: вентилятором перерубал шланг системы охлаждения, хотя и без того вода утекала из растрясенного радиатора. Короче, воды наш «Апельсиновый бегемот» выпил больше, чем солярки и масла, а он и масляным аппетитом отличался, в первый день (до ремонта компрессора) расход масла составил около 15 литров на 100 километров! Чуть позже масло потекло из заднего моста Апельсинового бегемота. Что, впрочем, не удивительно, ведь эта поездка – первая настоящая за последние четверть века жизни этой машины. До этого, после реставрации, она лишь несколько раз доезжала до выставок в Барнауле, а тут сразу такое… Фактически, в пробег был отправлен ходовой музейный экспонат, которых на всю Россию насчитывается 3 (!) штуки. Вот таких жертв требовала красота МАЗа. Зато «Апельсиновый» забирал себе бегемотью долю внимания. Его приветствовали гудком даже проезжающие мимо нас поезда, а на стоянках дети его облепляли так, что машины не было видно!

Пожалуй, наименее проблематичной машиной была «Победа» М-72. Для тех, кто не в курсе, это полноприводная Колесо истории 2008«Победа», машина очень редкая даже для своего времени. Эта машина была за три года отреставрирована славгородцем Юрием Кузнецовым, который в пробег в качестве штурмана взял своего сына Сергея. Если не считать пару закипаний на перевале и отвернувшегося кардана: ослаб крепеж, который тут же был подтянут, проблем у нее не было, за исключением «ног». За время поездки на шиномонтаж заезжала только «Победа», причем, буквально через день. А ближе к завершению, ее водитель, во время ночной подводной «охоты» на раков на котловане возле Шульгинки наступил на осколки бутылки, серьезно травмировав ногу, Юрию даже пришлось обращаться в больницу и на один день он был «отстранен» от управления «Победой». хозяин "Победы"Очень загажен Алтай. На всех более-менее привлекательных для отдыха местах, которые еще не «приватизированы», горы мусора, консервенных банок, старых пластиковых бутылок, которых Сережа Кузнецов с начала пробега во время стоянок собрал и сжег без числа… Кстати, очень привлекательный водоем Утка, на берегу которого проходила наша вторая ночевка, огорожен табличками, сообщающими, что это «частная собственность» и «любая рыбалка запрещена». Но владельцев этой собственности мы не встретили, как и вообще признаков наличия какого-то хозяина у этого озерца. Надеюсь, первое, что этот хозяин сделает, это туалеты и мусорные баки. Хотя бы как на озере Белое, что возле Колывани, где мы заночевали после третьего дня пути.

А вот наш «Крокодил» (ГАЗ-63, экипаж: Александр Пронь, Сергей Чугунов) был несколько обделен вниманием, совершенно незаслуженно. Дело в том, что в селах такие автомобили еще встречаются и за ретро не считаются. Но местные жители не знали того, что наш «газон» был сделан не на «Горьковском автозаводе», а еще на «Заводе имени Молотова», "Крокодил"в 1953 году, и имел обшитую металлом деревянную кабину (как и МАЗ)! А практически все такие машины, ныне еще существующие, были выпущены много позже (выпуск ГАЗ-63 прекращен лишь в 1968 году). «Крокодил», если не брать в расчет кипение на перевале, тоже можно было считать беспроблемной машиной. За все время пути у него лишь оторвалась (не полностью) водительская дверь, да после прохождения того страшного перевала забился карбюратор.

Машина стремительно теряла скорость, а позже вообще встала, но после полевого ремонта, заключавшегося в двойной замене бензонасоса (дело оказалось не в нем) разборки и прочистки карбюратора, с удвоенной прытью бросилась догонять колонну. Почему забился карбюратор? Вероятных причин две. Эта машина (как и ГАЗ-67) была приобретена буквально накануне пробега. После тряски и прыжков на перевале полувековая грязь в баке отделилась ото дна и двинулась в сторону двигателя… А вторая причина, возможно, заключается в том, что на одной из заправок нам залили топливо, содержащее большое количество какого-то растворителя (это на себе почувствовал даже «Сузуки», что тоже поспособствовало растворению ретрогрязи в системе питания.

На «командирском» ГАЗ-67 тоже хватало мелких «пакостей». У него по очереди тухли лампочки освещения, текло масло через ступицу заднего моста (выпавшую шпильку заменили деревянным «аналогом»), а потом, так же как и у «газона», пропала тяга. Но, в отличие от «газика», карбюратор чистить было бесполезно. Дело в том, что грязи в баке «лягушонка» было так много, что она забила не один десяток современных топливных фильтров! Их даже считать перестали, фильтрхотя некоторые после очистки (!) использовали несколько раз! И все это после полевой прочистки бака с неоднократным сливом топлива. А еще на командирской машине (ее штурманом был Сергей Поспелов, командор пробега и председатель АФАС), ее владелец Сергей Косинов менял помпу, у нее пропадали тормоза, но их быстро нашли и вернули на место. Вот так и ехали, расходуя 10 фильтров на 100 километров.

Меньше всего технических проблем было у японского микроавтобуса, за судьбу которого перед пробегом переживали больше всего. «Японец», после небольшой водоподготовки сам (!) преодолел крупный брод и, пользуясь своей компактностью, взобрался на непроходимый перевал. Да, садился на брюхо в высокой траве, но выбирался сам. При этом у «Сузуки» перегорела одна лампочка на панели приборов. Но, на тех, так сказать, дорогах, страху «японец» натерпелся, конечно, больше всех.

Выходила из строя и другая техника. Сломался один из мобильных телефонов и новая рация, что создало проблемы в координации действий. Вышел из строя ноутбук, поэтому вести дневник пробега людям, которые писать на бумаге давно разучились, стало практически невозможно. Да и в эфир радиостанций, когда была возможность выйти на связь, приходилось выходить фактически экспромтом, без бумажек. Занимательно то, что по возвращении в Барнаул вся умершая электроника сама по себе снова заработала.

Встречи

Трудно привыкнуть к тому, что нам постоянно сигналят. Другие водители этого пугались, считая, что сигналы обращены к ним. В населенных пунктах, где мы останавливались, проходили небольшие ретровыставки, нас встречали представители местных властей. На стоянки в населенные пункты и с них нас провожала ГИБДД и охраняла милиция. К нам подходили люди разных возрастов, рассказывали о том, что с такой техникой они давно и хорошо знакомы. Один мужчина, чуть не прослезившись, обнял кабину ГАЗ-63 со словами: «Прости меня, я точно такую же утопил на Сахалине, где служил…». Из его рассказа мы узнали, как много лет назад солдат срочной службы утопил «газона» в болоте, неаккуратно провалившись на гати. Понимая, что за это «нагорит», помощь позвал слишком поздно. Когда боец советской армии демобилизовывался, крыша кабины еще торчал над топью… К нам подъезжали местные жители на своей ретротехнике, показывали машины, которые они реставрируют сами. То, что наибольший интерес к старым автомобилям проявляли дети, не удивительно. Удивительно то, что в основном это были девчонки! Одна из них, Олеся, та самая Олесявоспитанница детского приюта в Бийске шокировала участников пробега. То, что она подолгу что-то рассматривала под капотами машин, еще как-то можно было объяснить. Но, подойдя к ГАЗ-67, одиннадцатилетняя девочка вогнала в ступор мужчин. Олеся спросила, есть ли на этой машине ДЕМУЛЬТИПЛИКАТОР! Когда к экипажу машины вернулся дар речи, мужчины объясняли девочке, как на этой машине включается пониженная передача. В разговоре, изобилующем техническими подробностями встретившихся у нас неисправностей, Олеся, между делом, заметила, что на «Ниве», у которой «гранаты» (ШРУСы то есть, шарниры равных угловых скоростей) являются слабым местом, в случае ее поломки достаточно заблокировать межосевой дифференциал и можно доехать до места ремонта на одном мосту. А не найдя под капотом МАЗа стартер (он там был, но стартер и автор этих строк нашел с трудом, а ребенок такую машину видел впервые), Олеся спросила: «он что, воздухом заводится?». Откуда маленькая девочка может знать о пневмозапуске больших дизелей?

Мы посещали детские дома, приюты и лагеря отдыха, где вручили подарки от Почты России и спонсоров пробега. И были совершенно потрясены встречей в Советском. Ради нас, местный дом культуры устроил грандиозный концерт. И, хотя график нас поджимал, и мы понимали, что место стоянки искать придется уже в темноте, было больно слышать слова ведущей, что «концерт окончен».

Ночевки

Удивительно, но на бескрайних просторах Алтая, подчас невозможно найти пригодное для ночевки место. Под таковым понимается берег реки или озера, на котором могли бы встать несколько машин. При этом желательно отсутствие гор мусора и табличек «платно», что, как оказалось, практически несовместимо и приходилось выбирать между загаженностью и платными услугами. И засилье туристов-новосибирцев и кемеровчан, которые, конечно, в среднем куда богаче жителей Алтая. Может быть, на высоком уровне издать указ, по которому для земляков скидки делать? Большая часть моей жизни прошла в СССР и я являюсь противником частной собственности, но, в очередной раз, насмотревшись на совершенно безумное уничтожение природы «туристами», нахожу в капитализме и положительные стороны. Во всяком случае, берег колыванского озера Белое достаточно чист, и купаться в нем можно без кирзовых сапог. С другой стороны, даже там всю ночь приходилось слушать вопли пьяных компаний, «отдыхающих» на природе. Вот ведь загадочная русская душа. Тащиться в такую даль, чтобы любоваться не окрестными пейзажами, а застольными натюрмортами? И вспоминать потом вид донышка стакана… Одна наша стоянка и вовсе прошла в обычной лесополосе, где вода была только в виде утренней росы, которой, кстати, там не было. А все потому, что бесчисленные ремонты не позволили нам достичь планового места стоянки (пятый день пути).

Дороги и навигация

Крутой забугорный навигатор нас просто поражал. То, что он регулярно ошибался на пол километра – километр, нас не удивляло, карты то в нем российские. Иногда он говорил, что дороги (и не обязательно проселочной), по которой мы едем, нет вовсе. Так, он не видел нормальную асфальтовую дорогу у Рубцовска, а это федеральная трасса. Однако, нелегко будет иноземным захватчикам на Алтае… Временами, карты бумажные и GPS сообщали нам, что вот здесь, буквально в паре километров от дороги есть речка или озеро, где можно встать на ночевку, но разведчики зачастую возвращались с плохими новостями: речки и озера давно пересохли. Кстати, впервые за историю пробегов «Колесо истории» участники целиком доверились GPS-навигатору, при необходимости корректируя его показания с помощью изредка встречающихся местных жителей. Когда на четвертый день пути готовились идти по бездорожью из Колывани в Чинету, жители села нам сказали все правильно, и в части того, куда ехать, и что проехать там нельзя. Но, во-первых, ориентируясь по навигатору, мы свернули все равно не туда, и немного поплутали (в этих краях точность даже спутниковой навигации не слишком высока). А во-вторых, если где-то проехать нельзя, но очень хочется, то все же можно, нужны лишь некоторые навыки, чтобы воспользоваться возможностями, предоставляемыми рельефом и доля везения, чтобы не пошел дождь и бездонная колея не совпала с колеей автомобиля.

Странно, но дороги в крае, даже те, что на перевале, мне нравятся много больше, чем Барнаульские. Там, на шоссе и грунте, все просто и понятно и если где-то встречаются ямы, то появление их обычно вполне предсказуемо. А в Барнауле… за 100 километров катания по Барнаулу и его окрестностям подвеска срабатывала на пробой больше, чем за 1300 километров краевых дорог. Едешь вроде бы по относительно ровному асфальту и вдруг… Причем, такое положение сохраняется уже не первый год.

Безымянный перевал

Апогей пробега. На карте он не обозначен, как перевал. Да он, в общем-то, вообще ни как не обозначен. И высота его совсем не велика, GPS на вершине показал всего 720 метров. Но, чтобы забраться на него, во-первых, надо преодолеть хороший брод. Нам повезло, дождей давно не было и река была, хотя и широка (а идти требовалось еще и по диагонали), но неглубока. И все же, на «Сузуке» решили не рисковать и частично разобрали воздухозаборник двигателя, чтобы случайно не захлебнуться. При движении по броду автобусик едва полз, объезжая валуны и «омуты», а его водитель, бормоча под нос какие-то молитвы или заклинания, из которых можно было разобрать лишь слово «мать», медленно седел...

Знал бы он (я, то есть), что «лучшее, конечно, впереди…». Перевал невысок, но очень узок и крут. Для одноприводных машин, особенно переднеприводных (которым как-то удалось бы преодолеть брод), он практически непреодолим (переднеприводникам, кстати, задом можно попробовать проехать, но не стоит). Продольные и поперечные уклоны местами до 30 градусов, иногда одновременно, и на крутом повороте. А тут еще и промоины, и зачастую невозможность какого-либо объезда из-за желобообразного характера дорожки. Кипели «Победа» и «Газон». Несколько раз буксовал «МАЗ». «Газон» (ГАЗ-63) и «Сузуки» были наиболее склонны к опрокидыванию. В свое время на «газике» даже запрещали возить людей «на гражданке», они легко переворачивались и на равнине. На подъеме, совпадавшем с поперечным наклоном, экипаж «Сузуки» неоднократно, с остановившимися сердцами, повиснув на ремнях ожидая кувырка. Наш «Крокодил» раз соскочил с дорожки и, чтобы не перевернуться, съехал по склону далеко вниз. Водитель при этом вцепился в руль, а штурман – в ручки в кабине. Повезло, не перевернулись и выбрались назад.

По этому перевалу, похоже, действительно давно никто не ездил. Трава на дороге местами выше машин, ее семенами забило радиаторы. Зато встречались целые поля… нет, не конопли, клубники, жаль, что нам было не до нее. Нам вообще было ни до чего, кроме этой проклятой дороги, где остановившуюся машину не то, что объехать, обойти пешком было проблематично. Те несколько фотографий, которые были сделаны, показывают не самые сложные места. А облака, собиравшиеся вокруг нас, начали мутировать в тучи, гремел гром, сначала было просто жарко, но когда солнце скрылось в дымке, стало душно. В сгущающемся воздухе, когда замолкали перегретые двигатели, оглушал звон бесчисленных насекомых. Остановившиеся из-за кипения или буксования грузовики, соскальзывали вниз, пока им под колеса не подкладывали упоры и камни. Тучи становились все страшнее, гром гремел все чаще. Машины и нервы даже не на пределе, за пределом и ливня с грозой нам только не хватало. Последние десятки метров – крутые подъем, поперечный уклон и повороты одновременно…

На вершине, конечно, следовало задержаться, отдохнуть, полюбоваться окрестными красотами, которые, по какой-то нехорошей традиции в таких местах всегда закрыты деревьями, но тучки и гром нас подгоняли, ведь спуск тоже непрост. Но, все же, спускаться – не подниматься, если дорога сухая... Вскоре горы сменились холмами… Посмотрели на часы. Эти 30 километров мы проходили 4 часа. Вспомнили Ороктойский перевал, тоже, кстати, если верить местным, непроходимый для машин. Местные нас тогда предупреждали, что: «Там только кони и тракторы, но, в сухую погоду там можно пройти и на джипах…». А для местных «джип» — это «УАЗ» и «Урал». Тот перевал, потрясший нас в первом пробеге, теперь представляется таким милым и пушистым…

Народная память

детки из Рубцовского детдомаНужны ли эти пробеги вообще? И зачем? Ведь машины участников пробега всего несколько десятилетий назад более или менее часто встречались на дорогах. А сейчас их не узнают не только люди молодые, но и весьма зрелые. Нашу «Победу» солидные мужчины почему-то называли «Волгой», а некоторые, увидев на ней надпись «М-72», решали, что это «Москвич». ГАЗ-67 принимали за американский «Виллис», ГАЗ-63 называли «полуторкой». А два молодых человека студенческой наружности, спорили по поводу марки одного из автомобилей участников (прошлого пробега), пятидесятых годов выпуска. Один из них, рассматривая хромированную надпись на боковине, медленно, по слогам произнес: «Мак-бич»… Второй его тут же поправил: «Ты че, это же читается «Маккоби»! Молодые люди стояли возле автомобиля, на котором, хотя и несколько витиевато, но все же вполне по-русски было написано: «Москвич»...

В настоящее время Алтайская федерация автоспорта работает над маршрутом следующего пробега «Колесо истории».

Дмитрий Токаренко

Фоторепортаж можно посмотреть здесь: http://www.amic.ru/photo/298/

Фото — Дмитрия и Виталия Токаренко

Редакция ИА "Амител" благодарит участников ретропробега за предоставленную статью и фотографии. Спасибо вам за ваше, без сомнения, нужное и важное дело: такие неравнодушные люди, как вы, достойны быть номинированы на звание "Герой нашего города", что мы, редакция, с удовольствием делаем.

Последние ссылки по теме "Автопробег "Колесо истории" на Алтае":

Участники алтайского ретропробега «Колесо истории-2008» дошли до Чарышского
Участники алтайского ретропробега «Колесо истории-2008» дошли до Чарышского ...
16.07.2008 http://www.amic.ru/news/89383/

Почтовики на ретро-автомобилях завезут игрушки в детские дома Алтайского края
Почтовики на ретро-автомобилях завезут игрушки в детские дома Алтайского края ... ... с 12 по 19 июля участники ретропробега на автомобилях повышенной проходимости «Колесо истории 2008», проводимого Алтайской федерацией автомобильного спорта, посетят детские дома Бийска, ...
14.07.2008 http://www.amic.ru/news/89220/


Комментарии

26.07.2008 12:10
Дмитрий Токаренко

В фоторепортаже маленькая опечаточка. Подпись к первому фото продублировалось от другого. В оригинале было: "Широка Волга".

Войти     Зарегистрироваться
Имя
Архив новостей
Loading...
12:39