«Профсоюзы — сами мафия»: Иван Панов о «Единой России», Евдокимове и жизни в Москве

15 апреля 2021, 08:15
Глава Крайсовпрофа идёт на выборы в АКЗС, обещая быть чиновником «с человеческим лицом» и бороться с низкими зарплатами

Лидер алтайских профсоюзов Иван Панов регулярно критикует правительство региона за низкие зарплаты бюджетников и невыполнение майских указов. Недавно глава Крайсовпрофа, который должен контролировать работу чиновников, сам собрался во власть и заявил свою кандидатуру на выборы в АКЗС от партии «Единая Россия». Корреспондент amic.ru Вячеслав Кондаков за чаем с конфетами поговорил с Иваном Пановым о том, зачем профсоюзный лидер собрался в политику, почему идёт в АКЗС именно от «Единой России» и чем там будет заниматься. А ещё председатель Крайсовпрофа вспомнил, как сам работал журналистом, симпатизировал Михаилу Евдокимову и ездил за лучшей жизнью в Москву. Только вот сделать успешную карьеру в столице страны у Ивана Панова не получилось. И об этом он не сожалеет.

«Сейчас во власти много тех, кто имеет заводы, яхты и пароходы, но нет простых людей»

— Ты заявился на выборы в АКЗС от партии «Единая Россия». Зачем тебе это?

— По моему мнению, профсоюзы должны быть представлены в парламенте. Тем более не все законы у нас в крае работают эффективно и кому-то надо исправлять их. Почему именно «Единая Россия»? А кто ещё? В партию власти я вступил в 2019 году. Другие политические объединения участвовать в выборах мне не предлагали. У нас — у Крайсовпрофа — вообще сложные отношения с оппозиционными силами. С коммунистами и ЛДПР, например, мы разругались ещё много лет назад (в 2009 году сторонники КПРФ и ЛДПР обиделись, что им не дали выступить на первомайском митинге, — прим. ред.). Поэтому 1 мая они проводят свой митинг, а мы — свой.

- Как отнеслись к твоему решению идти во власть коллеги по Крайсовпрофу?

— Конечно, я предварительно советовался с ними. Мы провели заседание совета Крайсовпрофа, где мою кандидатуру поддержали единогласно.

- Тебе не кажется, что общественник вообще не должен заниматься публичной политикой?

— Почему? В краевом парламенте должны работать люди разных профессий. Раньше в Алтайское Заксобрание избирались доярки и директора колхозов. Сейчас во власти много тех, кто имеет заводы, яхты и пароходы, но нет простых людей. Надо исправлять эту ситуацию.

— Хорошо, ты становишься депутатом АКЗС от народа. И какие три проблемы Алтайского края будешь решать?

— Низкую наполняемость бюджетов муниципалитетов. Именно в сёлах живёт большая часть жителей региона. Ещё я бы постарался добиться единого и справедливого подхода к системе оплаты бюджетников. Ну и «отмотал» бы назад пенсионную реформу. Правда, в ближайшей перспективе это вряд ли возможно.

— Ты публично выступал против пенсионной реформы. Почему тогда идёшь на выборы от партии, которая этот антинародный закон придумала и «протащила» через Госдуму? По-моему, есть какое-то противоречие в этой истории.

— Согласен с тобой. Я и сам себе задаю этот вопрос регулярно. Но пусть хейтеры меня за это и захейтят. Когда принимали пенсионную реформу, люди почему-то не возмущались, не выходили на улицу, а спокойно смотрели чемпионат мира по футболу. У нас вообще любят обсуждать проблемы только на кухне за ужином. Даже мы в Алтайском крае собрали всего 37 тысяч подписей против реформы. Хотя на тот момент в профсоюзной организации было больше 170 тысяч человек.

— 37 тысяч — тоже огромное число. Как думаешь, что они скажут о твоём решении поддержать «Единую Россию» — идеолога пенсионной реформы?

— Думаю, что отнесутся с пониманием. Нужно отделять мух от котлет. В АКЗС я буду сидеть на двух стульях одновременно. Я иду в парламент не за хорошей зарплатой, а чтобы защищать интересы членов профсоюза и принимать важные для края законы. Хочу стать депутатом, который будет открыто поднимать болезненные для региона темы.

- Ты же понимаешь, что в статусе депутата от «Единой России» тебе придётся голосовать за законопроекты, наподобие пенсионной реформы, по указанию руководства партии?

— Необязательно. Были в Госдуме и такие единороссы, кто выступил против реформы. Например, Наталья Поклонская.

- Поэтому её сейчас не слышно и не видно.

— Я не боюсь говорить о недостатках «Единой России». Мне вообще кажется, что все последние реформы в России провалились. Нашим пенсионерам обещали высокие пенсии. Говорили, что они чуть ли не за границей будут отдыхать. По итогу за три года с момента пенсионной реформы никто жить лучше среди пенсионеров не стал. Я, например, совсем не понимаю, почему работающим пенсионерам не индексируют пенсию. Человек ведь заработал её своим трудом. Государство должно уважать своих жителей. Это моя позиция, и я её менять не собираюсь. В «Единой России» вообще много людей с разной политической позицией.

— Просто публично никто её не выражает.

— Согласен. От этого у нас и происходят митинги в защиту Алексея Навального. Кстати, мы — профсоюзы — на 1 мая тоже собираемся позвать людей погулять по Барнаулу. (Но не в защиту Алексея Навального, а в честь Праздника труда, — прим. авт.) Интересно, какая будет реакция властей. Не воспримет ли она это как аллюзию на митинги Навального и критику государства.

- Ты и так уже активно критикуешь власть. В том числе за низкие зарплаты в Алтайском крае. А во власти много единороссов: те же Виктор Томенко и Александр Романенко. Ворон ворону глаз не выклюет. Такая у «Единой России» внутрипартийная этика. Не боишься, что тебе позвонят и скажут: «Иван, следи за тем, что говоришь!»

— Не боюсь. Томенко и Романенко признают, что в Алтайском крае низкие зарплаты. Жизнь человека очень короткая. Нельзя откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня. Например, отдых в Турции или покупку машины. Мы же всё время в ожидании, что вот-вот заживём хорошо. Не получается. Поэтому я буду напоминать власти о низких доходах населения постоянно. Лучше быть частью этой неидеальной системы и пытаться поменять её изнутри, чем стоять на обочине и просто наблюдать.

«Путин из Москвы видит не всё, что происходит в регионах»

- В 2012 году ты уже баллотировался в Барнаульскую гордуму. Почему не вышло?

— В графе «место жительства» я указал город Барнаул без упоминания Алтайского края. Избирком посчитал это ошибкой, и меня не допустили до выборов. Кстати, до этого я уже участвовал в выборах в АКЗС, когда сотрудничал с Владимиром Рыжковым. Баллотировался по одному округу вместе с Анатолием Банных и Андреем Щукиным. Проиграл без каких-либо шансов на победу, но избирательная кампания научила меня общаться с электоратом.

- На эти выборы в АКЗС ты заявился на праймериз по седьмому округу: Рубцовский, Угловский, Волчихинский и Егорьевский районы. Едва ли не самые депрессивные муниципалитеты края. Уже удалось вникнуть в проблемы людей?

— Как и везде: плохие дороги и низкие зарплаты. У нас вообще регион депрессивный.

- И кто в этом виноват? 20 лет все говорят, что нужно повышать зарплаты. Почему ничего не меняется?

— Мы — дотационный регион. Слишком много предприятий АПК (аграрно-промышленного комплекса, — прим. авт.) тянут нас вниз. Плюс большая доля «серых» зарплат в экономике. Но мне непонятно, почему в Алтайском крае такие нищие бюджетники. Работодатель в лице государства не выполняет своих элементарных обязанностей. Так, недавно «Почта России» в Алтайском крае отказалась подписывать документ о повышении заработной платы своим сотрудникам. То же самое и с учителями. На бумаге у них высокие доходы, а на деле — другие. Молодая учительница географии пожаловалась мне на днях, что получает не больше 13-14 тысяч в месяц. Хотя руководство региона заявляет, что средняя зарплата в сфере образования — 31-33 тысячи рублей. И кто кого обманывает? В итоге педагог написала заявление об увольнении и вообще не хочет связывать своё будущее со школой. Происходит утечка кадров. У молодёжи нет стимула надолго задерживаться в Алтайском крае. В том же соседнем Новосибирске зарплаты выше на 15-20 тысяч рублей. А в Москве тем более.

- Я люблю приводить пример, что учителя в Москве получают 120 тысяч в месяц, а на Алтае - 25 тысяч. За одну и ту же работу.

— Поэтому руководству региона нужно не вылезать из столицы, ходить по кабинетам и доказывать, что Алтайский край не хуже Москвы. Не понимаю, почему бывший губернатор края Александр Карлин так гордился отсутствием государственного долга. В стране много регионов, где занимают деньги у федеральных властей и живут при этом намного лучше. Алтайский край стабильно располагается на дне рейтинга регионов Сибири по уровню зарплат. Мне кажется, что это большая недоработка наших руководителей.

— Одно дело, когда ты говоришь об этих проблемах как руководитель профсоюзной организации. Когда ты станешь депутатом АКЗС от «Единой России», то будешь нести персональную ответственность за то, что молодая учительница увольняется из-за зарплаты 13 тысяч. Не боишься, что став механизмом под названием «власть» будешь скован в действиях?

— Боюсь. Но нельзя сидеть и ничего не делать. В других регионах уже есть руководители профсоюзных организаций, которые успешно реализовали себя в качестве депутатов. Конечно, существует партийная дисциплина. Но это не значит, что нужно замалчивать проблемы. Если годами их не решать, то будут происходить митинги, как 23 января. Люди вышли на улицу не из-за Алексея Навального. Ещё раз скажу: жизнь человека коротка. Никто не хочет жить пятилетками и надеждами, что завтра будет лучше, чем вчера. Власть вообще не любит, когда ей говорят о проблемах. Из больших кабинетов кажется, что всё хорошо.

- Я перед интервью пробежался по твоему Instagram. У тебя есть пост о том, что государству нужно перестать экономить на людях. Однако через несколько постов ты поздравляешь президента Владимира Путина с днём рождения и рассуждаешь о том, какой он замечательный. Почему ты, призывая не экономить на людях, не требуешь этого с самого главного человека в стране? Разве Путин не несёт ответственность за то, что молодая учительница из Алтайского края получает 13 тысяч рублей?

— Кажется, мне пора почистить свой Instagram. (Смеётся.) Насколько помню, то поздравлял Владимира Путина с 65-летием. Прошло уже три года. А если серьёзно: нужно жёстче спрашивать с президента о проблемах, которые не решают на местах. Путин из Москвы видит не всё, что происходит в регионах. Так, недавно президент встречался с молодыми учёными и удивился тому, что девушка из Новосибирска получает 30 тысяч в месяц. И президент сразу отреагировал и распорядился повысить им зарплату. Как в игре «глухой телефон»: информация в России доходит не до всех. К каждому закону нужно принимать ещё один закон, чтобы он пояснял, как выполнять первый закон. В тех же майских указах президента чётко сказано, что зарплата учителя должна быть не ниже средней по региону. Для достижения этих показателей многих педагогов перевели на две ставки. Работы стало больше, и сейчас педагоги фактических живут в школах.

- То есть ты изменил отношение к президенту за три года?

— Почему ты во всём ищешь политическую подоплёку? Я, например, недавно поздравил в соцсетях с днём рождения Аллу Пугачёву.

- Но от Аллы Пугачёвой никак не зависят зарплаты жителей Алтайского края. Ты говоришь о том, что Путин знает не о многих проблемах регионов. Но ведь для этого и существуете вы - профсоюзы. Ваши требования вообще слышат?

— Да. В 2019 году мы добились пересмотра системы оплаты труда учителей. Но есть вопросы, которые не можем решить годами. Например, чтобы курсы повышения квалификации педагогов засчитывали в трудовой стаж. Государственная машина слишком большая. Пока закручивают один винтик, раскручивается другой.

- Ты - член ОНФ, общественной организации, которую создал Владимир Путин. Он для неё - отец и мать родная. Объясни, как можно защищать права тысяч учителей края, получающих нищенскую зарплату, и быть членом организации, которая считает, что Путин - красавчик?

— ОНФ не пропагандирует любовь к президенту. Изначально Общественный народный фронт поднимал злободневные для страны проблемы, хотя сейчас и сбавил обороты. ОНФ занимается важной работой.

- Какой? Контролирует работу губернаторов от имени Владимира Путина, которых назначал Владимир Путин?

— ОНФ проверяет работу чиновников муниципалитетов. Например, почему в Барнауле ямы на дорогах появляются на следующий год после ремонта. Начальника комитета по дорожному хозяйству, благоустройству, транспорту и связи города Антона Шеломенцева не Владимир Путин ведь назначил, согласись.

- Хорошо, ямы на дорогах регионального значения. Это уже зона ответственности губернаторов.

— А кто тогда должен проверять эти дороги? У нас любая известная общественная организация сидит на грантах президента. Получается, ей нельзя от имени главы страны контролировать даже рубку леса, по-твоему? Если ты член ОНФ или «Единой России» — это не значит, что должен быть солидарен с властью. Некоторые чиновники правительства Алтайского края ведут себя как лошадь с закрытым забралом: прут вперёд, а что слева и справа — их не интересует. Главное, показать федеральным властям, что средняя зарплата в регионе 33 тысячи рублей. А то, что этих показателей достигли путём сокращений и перевода на две ставки, — никого не интересует. Чиновник должен быть с человеческим лицом. Таким, как Владимир Баварин. Я, например, каждое утро обхожу здание Дома союзов. Знаю все его трещинки, всех людей, кто в нём работает. И мне кажется, что такой же подход к своей работе должен быть у всех чиновников в России.

«Мужику прожить на зарплату учителя невозможно»

- По первому образованию ты учитель русского языка и литературы. Почему не стал работать в школе?

— Стать учителем мечтал с детства. Мой педагог по русскому языку даже разрешала мне проверять домашние работы троечников. После 11-го класса я не задумываясь поступил в АлтГПУ. Но на старших курсах филфака осознал, что мужику прожить на зарплату учителя невозможно. Поэтому начал искать другие способы самореализации и о работе в школе забыл. Зато я устроился работать журналистом на телеканал АТН.

— Как ты туда попал, кстати?

— Случайно. Хотя журналистикой увлекался ещё на филфаке, когда писал в студенческую газету. Увидел по телевизору бегущую строку, что телеканалу АТН нужны сотрудники. Сходил на собеседование. Моего сокурсника Дмитрия Гладких взяли на работу, а меня — нет. Вскоре появилась ещё одна вакансия. Дима напомнил обо мне руководству телеканала, и так я начал карьеру на ТВ. Это был один из самых интересных периодов в моей жизни, который совпал с борьбой Сурикова и Евдокимова на выборах губернатора края. Если всем молодым журналистам обычно дают задание писать о культуре, то я занимался политикой.

- Самый яркий сюжет, который ты делал в качестве тележурналиста?

— О 100 днях Михаила Евдокимова на посту губернатора края. К тому времени он уже поменял всю команду. Многим не нравилось, что он делает. Я и сам начал разочаровываться в Михаиле Сергеевиче, поэтому сюжет был довольно критичным. Мне потом позвонили из администрации края и спросили, зачем я такую херню о губернаторе рассказываю зрителям.

— Сталкивался с цензурой? Заставляли ли писать о том, что тебе не нравилось?

— Мне кажется, что тогда ещё существовала свобода слова в России. Телеканал АТН открыто поддерживал Александра Сурикова. Но я «топил» за Михаила Евдокимова и дважды голосовал за него. Поэтому принципиально не ездил на пиар-мероприятия с участием Сурикова. И руководство канала, зная мои политические взгляды, не предлагало снимать сюжеты на темы, которые мне не нравились.

— Когда телеканал АТН прекратил существование, то почему не продолжил карьеру журналиста?

— На АТН пришло новое руководство. Я и мои коллеги были несогласны с новой информационной политикой и написали заявления об увольнении. Меня Стас Тетерятник, конечно, приглашал работать на канал «ТВ-город», но я отказался. Хотел заниматься общественной деятельностью.

- Как ты попал в Крайсовпроф?

— В Барнауле проходили выборы в первый состав молодёжного парламента Алтайского края. Голосование курировал профком студентов региона. Я заявил свою кандидатуру на выборы. Членом парламента не стал, но меня заметили в Крайсовпрофе и пригласили курировать студенческие профсоюзы региона. Так я стал ярым профсоюзным активистом.

- А чем конкретно занимался?

— Контролировал работу точек общественного питания и наводил «шорох» в студенческих столовых. Следил за тем, чтобы клиентов не обвешивали и на кухне было чисто. А через год уехал в Москву.

- Почему?

— Молодой, было нечего терять. Я видел, как мои знакомые уезжали в столицу, и мне тоже захотелось.

— Насколько мне известно, ты работу менял едва ли не каждый месяц. Почему не удалось покорить Москву?

— Я занимался всем подряд. Пытался устроиться журналистом, но никуда не брали. Занимался пиаром, но это не та сфера деятельности, которая приносила мне удовольствие. Мне казалось, что передо мной откроются миллионы возможностей. Нужно только сделать правильный первый шаг. Я искал себя. Терпел одну неудачу за другой. В Москве не всё так сладко, как кажется издалека. Если в Барнауле я на тот момент получал 20 тысяч в месяц, то в столице — 40-50 тысяч. Только вот жизнь там дорогая. Большая часть зарплаты уходила на квартплату. А хозяин за аренду жилья требовал деньги день в день. Такая жизнь мне не приносила удовольствия.

- При каких обстоятельствах вернулся на Алтай?

— У меня был двухнедельный отпуск. Я решил навестить родителей. Встретился в кафе с бывшими коллегами, которые сказали, что в Крайсовпрофе ищут главного специалиста по работе с молодёжью. Я понял, что это мой шанс. Уже на следующий день по факсу отправил заявление об увольнении в контору, где я тогда работал. Слетал в Москву за вещами, а домой вернулся на поезде. И сейчас, спустя больше десяти лет, я не сожалею о своём выборе. С Москвой нам было не по пути.

«Статистика — это наука, она не терпит приблизительности»

- Почему именно тебя выбрали руководителем Крайсовпрофа?

— Из-за моего опыта в общественной деятельности, который лично я считаю на самом деле большим. Ещё в шестом классе я стал президентом школы и на равных общался с учителями и директором. В Крайсовпрофе я стремительно поднимался по карьерной лестнице и стал заместителем руководителя организации уже в 32 года. По всей стране таких молодых руководителей профсоюзов можно было пересчитать по пальцам одной руки. Но за этим стоит огромная работа. Как говорят в моём любимом фильме «Служебный роман»: «Делом надо заниматься серьёзно, или не заниматься им вообще. Статистика — это наука, она не терпит приблизительности».

- Зачем сейчас вообще нужны профсоюзы? В советское время его членам хотя бы давали бесплатные путёвки в санатории. Иногда даже отправляли отдыхать в Крым.

— Чтобы защищать интересы работающих людей. Времена «пряников» и «плюшек» уже давно прошли. Сейчас мы делаем только скидки в санатории и не можем позволить себе раздавать путёвки направо и налево. Поэтому основной упор Крайсовпроф делает на юридическую защиту своих членов. Сегодня услуги юристов и адвокатов очень дорогие. Мы же предоставляем их бесплатно.

— Сколько сейчас у Крайсовпрофа членов?

— 140 тысяч человек. Это самая крупная общественная организация в Алтайском крае.

— Если я завтра стану участником вашего профсоюза, то какой взнос должен платить каждый месяц?

— 1% от зарплаты.

— И на что идут эти деньги?

— На уставную деятельность организации.

- Даже если минимум по 100 рублей с человека, то получается 14 миллионов в месяц. Это большие деньги. Всё-таки на что вы их тратите, если даже путёвки бесплатно не раздаёте?

— Схема распределения членских взносов на самом деле очень сложная. Краевому объединению достаётся только 2,5% от общего фонда. Эти деньги идут на содержание аппарата президиума Крайсовпрофа. Ещё мы проводим публичные мероприятия. На празднование 1 мая у нас каждый год уходит минимум 100 тысяч рублей.

— В США, насколько я знаю из книг и фильмов, крупнейшие профсоюзные организации контролировала итальянская мафия. Кто «крышует» Крайсовпроф?

- Мафия не контролирует нас точно. Профсоюзы - сами мафия. Часть от собранных взносов мы распределяем по 19 отраслевым профсоюзам края. Например, врачам и учителям. Они же около процента отдают в центральные комитеты в Москве, где часть денег направляют в Федерацию независимых профсоюзов России.

— Вы — реально мафия. Она бы позавидовала вашему огромному и бесконечному потоку денег.

— Взносы распределяются по отраслевым профсоюзам, определённые проценты — в центральные комитеты, основная часть взносов остаётся на местах в первичных профсоюзных организациях. Как краевое объединение мы направляем взносы в ФНПР. Но когда случается беда — каждый член организации, даже из других регионов, готов помочь. Так было во время сильного наводнения весной 2014 года. Алтайский край по линии профсоюзов со всей России получил 1 миллион рублей.

- А у тебя какая зарплата?

— Это тайна.

- Но если ты станешь депутатом АКЗС, то придётся раскрыть доходы. Лучше сделай это в интервью.

— Хорошо, около 45-50 тысяч рублей в месяц. Не какие-то огромные деньги. Средняя зарплата в аппарате, если тебе интересно, 25-30 тысяч.

«На продаже Дворца спорта мы заработали 90 миллионов рублей»

- Когда ты возглавил Крайсовпроф в 2018 году, то первым делом продал бизнесмену Михаилу Дроздову проблемный Дворец спорта. Сейчас ты можешь назвать сумму сделки?

— Я особо и не скрывал её, хотя в прессе мелькали разные цифры: от 30 до 200 миллионов. На продаже Дворца спорта мы заработали 90 миллионов рублей. Своими силами мы бы ледовый дворец никогда не отремонтировали. Нам повезло, что в Барнауле нашёлся такой фанат хоккея, как Михаил Дроздов.

— А куда потратили эти 90 миллионов?

— На разные цели. Например, создали фонд солидарной поддержки членов профсоюза. Направили туда около 10 миллионов. Часть денег вложили в ремонт объектов, находящихся в нашей собственности. В частности — на гостиницу «Турист». На средства от продажи Дворца спорта приобрели 10% акций санатория «Сосновый бор».

- Вы также владеете бассейном «Обь». Мне кажется, что он находится ещё в более ужасном состоянии, чем Дворец спорта, когда его закрыли по решению суда. Хоть там и любит плавать губернатор Виктор Томенко, но бассейн разваливается на глазах. Есть потенциальный покупатель объекта?

— Мы не основной акционер. 51% акций находится у правительства Алтайского края. Задай этот вопрос им.

- Я уже спрашивал. Попросили у тебя узнать, что будет с бассейном.

— Во время пандемии, когда спорткомплекс нёс миллионные убытки, многие обвиняли именно нас в том, что мы не хотим помогать сотрудникам «Оби». Вот только это государство не особо хочет вкладывать деньги в развитие объекта. Спорткомплекс и так работает на пределе своих возможностей. По итогам 2019 года его чистая прибыль составила 100 тысяч рублей. Скажу тебе честно: желающих купить спорткомплекс нет. Это только Дворец спорта пытались заполучить многие известные бизнесмены.

- Кто именно? Назови хотя бы одну фамилию?

— Ты и сам можешь догадаться. У нас хотели купить ледовую арену, чтобы построить на этом месте очередной торговый центр с известным названием «Мария-Ра».

- Ракшины предлагали больше, чем Михаил Дроздов?

— В том-то и дело, что меньше 90 миллионов рублей. Но я сам был против, чтобы Дворец спорта после продажи использовали не по назначению.

- В этом году вы отремонтировали здание Дома союзов. На мой взгляд, это одно из самых красивых строений в центре Барнаула. Дорого обошлась реконструкция? Тем более у нас в городе владельцы объектов архитектуры не очень любят тратить деньги на их ремонт.

— 7 миллионов рублей ушло только на фасад. Ещё около 3,5 млн мы планируем направить на ремонт дворовой части. Здание имеет статус памятника краевого значения. Мы, как собственники, никакой поддержки от государства не получаем. Зато как сделали ремонт, к нам сразу пришли с проверкой несколько ведомств. Ещё даже краска не успела высохнуть.

— А не повод ли это какому-нибудь депутату АКЗС принять закон, который бы предусматривал поддержку владельцам памятников архитектуры?

— Я уже себе поставил галочку. Мы узнали о том, что здание Дома союзов имеет статус памятника архитектуры, случайно. Никто из властей нас не уведомил об этом. Выяснилось, что ремонтировать фасад может только организация, имеющая специальную лицензию. Если бы мы наняли Джамшутов — ремонт нам обошёлся бы в 2 миллиона. А поскольку надо было по закону нанять Джамшута с лицензией — реставрация обошлась в 7 миллионов. У нас неидеальное законодательство, поэтому я и иду в АКЗС, чтобы изменить ситуацию.

Иван Панов. Родился 11 января 1983 года в Барнауле. В 2006 году окончил Барнаульский государственный педагогический университет по направлению «Филологическое образование», в 2012 году — ОУП ВПО «Академия труда и социальных отношений» по специальности «Юриспруденция». С декабря 2004 года на профсоюзной работе: заместитель председателя профкома студентов БГПУ, главный специалист, заместитель заведующего организационным отделом Алтайского крайсовпрофа. В 2013 году избран заместителем председателя Алтайского крайсовпрофа. В сентябре 2018 года на внеочередной XXIV конференции Алтайского краевого союза организаций профсоюзов (Алтайского крайсовпрофа) избран председателем Алтайского краевого союза организаций профсоюзов (Алтайского крайсовпрофа). Переизбран на эту должность в конце 2020 года.
Комментарии