Собираем по капле. Как выживает барнаульский посёлок, где много лет нет никакой воды

19 апреля 2021, 08:20
«Обидно, что на День города над нами летят самолёты с триколором, а нам тут даже помыться нечем»

Мартовский визит Михаила Мишустина в Барнаул прошёл спокойно: в ноги ему никто не падал и воды не просил. Но была бы возможность — упали бы, в один голос твердят жители барнаульского посёлка Центральный. Потому что не знают, кого просить ещё, чтобы к домам нового микрорайона провели воду. Её там, по словам местных, нет и никогда не было: ни горячей, ни питьевой, ни даже технической. Зимой люди вынуждены топить снег, а летом — собирать дождевую воду. Только так в Центральном можно помыться и постирать вещи. Корреспондент amic.ru Саша Соколов съездил в Центральный и выяснил, как барнаульцы годами выживают без воды, почему не спешат уезжать и когда, наконец, многолетнюю проблему начнут решать.

«До воды я уже не доживу»

До Центрального — он всего в 20 километрах от Барнаула — без труда можно доехать на автобусе за 40 минут. Больше чем за 50 лет существования посёлка туда провели и газ, и воду, и удобные транспортные маршруты. В общем, никто особо не жалуется.

Но около 10 лет назад к Центральному «прирос» новый микрорайон — Приозёрный. И вот добираться туда — сплошная мука. По крайней мере, весной. Нормальные дороги заканчиваются, и идти приходится по полям.

Микрорайон расположен в низине, возле пруда. Эти земли раньше предназначались для сельского хозяйства. Но после 2010 года их перевели в категорию ИЖС (индивидуальное жилищное строительство), разрезали на участки и начали продавать. И там, где ещё вчера хозяйничали фермеры, теперь появляются жилые дома. На карте территория выглядит как полноценный микрорайон, но на деле — просто домики, хаотично разбросанные в поле возле пруда. То, что здесь есть какие-то улицы, можно понять только по столбам ЛЭП.

Зимой местные дороги наглухо заметает, а весной тропы превращаются в грязное месиво. И если вас позвали в гости в Приозёрный, лучше прихватить с собой резиновые сапоги. Я вот наивно решил, что мои кроссовки спасут три слоя бахил, но обувь насквозь промокла уже через 10 минут пути.

Полтора километра по бездорожью — и я на месте. На улице Лунной, если верить карте. С Луной действительно есть сходство — воды нет, а добираться долго.

На берегу пруда стоит наспех сколоченный домик. А рядом, возле своей старенькой «Волги» на пеньке, сгорбившись, сидит Валерий Сулейманович. В марте он написал amic.ru о проблемах с водой и искренне верил, что письмо дойдёт до Мишустина. Но вместо премьер-министра к нему пришёл только я. Вокруг дедушки бегает такса Грэй, а сам Валерий Сулейманович крепко сжимает костыль пальцами с потрескавшимися ногтями.

«Это всё от талого снега. За три года, что здесь живу, усвоил, что от него ногти желтеют и лопаются», — стал он оправдываться вместо приветствия.

Почти всю жизнь Валерий Сулейманович прожил в Барнауле. Но на старости лет захотел «воздуха посвежее» и уехал жить в Коробейниково. Правда, надолго там мужчина не задержался: из-за начавшихся проблем с сердцем ему поставили кардиостимулятор.

«Решил, что в Коробейниково с ним жить нельзя. Там до меня скорая быстро не доедет, если плохо станет. А я теперь в таком положении — если чуть задержатся, то помру. Поэтому купили участок здесь, в Центральном. Я же не знал, что ко мне и сюда скорая тоже не доедет», — показывает он на размытое месиво вместо дороги.



В Приозёрном Валерий Сулейманович живёт вместе с женой. И признаётся: стыдно, что именно ей приходится постоянно таскать в дом бутылки с водой.

«У нас четыре больших 19-литровых бутыля. Вот мы их полностью набираем. Когда дороги есть — на машине можно. А сейчас всё размыло — даже если заказываем воду, то за ней с километр ещё идти. И потом волоком обратно тащить. А пятилитровки жена в городе набирает, на площади Спартака», — объясняет мужчина.

На веранде домика — целая гора пустых пятилитровых бутылей. По словам Валерия Сулеймановича, в посёлке эта привычка выработалась сама собой: если едешь куда-то по делам, обязательно берёшь с собой несколько ёмкостей. Иначе просто неоткуда брать воду, чтобы сварить суп или попить чаю.

С мытьем и стиркой ещё сложнее. Бутылями воду не натаскаешь, а колонки даже с технической водой в Центральном нет, вздыхает Валерий Сулейманович. Всё, что остаётся пенсионерам, — надеяться на помощь соседей. Порой техническую воду в микрорайон подвозит и барнаульский водоканал. Ну а зимой всех жителей Приозёрного выручает только один лайфхак — здесь топят снег.

«Берёшь пластмассовое ведро. Ищешь, где снег почище, и нагребаешь. А дома на печке у нас уже специальное ведро стоит, железное. Туда высыпаем и всё это потихоньку тает. Сколько на это времени уходит, точно не скажу. Смотря как печку растопишь. Да и сейчас уже неважно это — сугробы вон только грязнющие остались», — показывает он костылём на уже практически чёрный снег.

В то, что водопровод когда-то появится в его доме, мужчина уже не верит. А о проблеме решил написать, чтобы будущему поколению жить стало чуть лучше.

«Мне не так много осталось. И я-то до воды уже точно не доживу. Я больше удивляюсь, как вы, молодёжь, будете в этом всём жить», — тяжело вздохнул дедушка.

На этом он медленно поднялся, махнул рукой и поковылял к дому. Грэй послушно и безо всякой команды тут же засеменил за ним следом.


«На самолёты у них деньги есть, а на нас нет»

От Лунной до улицы Янтарной — не больше 500 метров. Но идти по размытым тропам приходится около получаса. За покосившимся забором орудует лопатой бойкая бабушка:

«Ты, милок, только близко не подходи. Коронавирус гуляет. Давай дистанцию соблюдать будем. Меня Любовь Михайловна зовут».

В Приозёрном она живёт не одна. Но дочь на работе, а муж лежит в больнице: «дотаскался вёдер со снегом», объясняет Любовь Михайловна.

«Он у меня инвалид второй группы. И вот таскал, таскал этот снег, а теперь на операцию попал к сосудистому хирургу. Вы же видите, чем мы тут вынуждены купаться и мыть посуду. Всё это отражается на нашем здоровье», — объясняет женщина.

Март и апрель для Приозёрного — настоящая тоска, объясняет Любовь Михайловна, ковыряя лопатой исхудавший и грязный сугроб. Снег уже не потопишь, а по размытым дорогам воду никто не доставляет. Надежда только на самодельное устройство для сбора дождевой воды: с крыши она стекает в воронку из пластиковой бутылки и бежит по трубе в большой бак. Если повезёт с погодой, то туда «накапает» немного, чтобы помыться и постирать.



«До мая бы продержаться, когда всё просохнет. А пока, наверное, в рюкзачке будем по пятилитровочке носить. Хоть что-то. Сейчас у нас в доме полтора ведра осталось на питьё и готовку», — тяжело вздыхает женщина.

Питьевую воду семья обычно заказывает: девять 19-литровых бутылей за раз. Этого хватает на пару недель.

В Центральный семья переехала шесть лет назад. До этого Любовь Михайловна жила в хрущёвке на Северо-Западной. Объясняет: за 30 с лишним лет в городе устала от шума и пыли. Выбор пал на небольшой участок в Приозёрном. Женщина продала свою квартиру, купила землю за 400 тысяч, а на остальные деньги построила вместе с родственниками домик. И искренне верила, что с года на год здесь появится вода. Но воз (пустой) и ныне там.

«Прошлым летом нам несколько раз водоканал техническую воду подвозил. У нас емкостей на пять кубов. Мы их все набирали и какое-то время хорошо жили. Но это не регулярно. А так сами техническую воду иногда заказываем. Шесть кубов около четырёх тысяч рублей стоит. А у меня пенсия всего 16 тысяч. Очень неспокойно мне тут живётся», — рассказывает Любовь Михайловна.

Но и по своей квартире женщина не скучает. «Ну разве что по ванной комнате», — помолчав, добавляет она. По её словам, жить на свежем воздухе всяко лучше, чем всю жизнь просидеть в душной квартире.


«Я же не в тайгу сюда приехала. Здесь вообще-то тоже Барнаул. Мне так обидно, что каждый год на День города над нами летят самолёты с триколором. И на это тратят миллионы. А нам тут немножко нужно, чтобы мы в XXI веке без воды не сидели. Я понимаю, на всякие увеселительные мероприятия надо. Но могли бы нам по чуть-чуть всё делать. По улочке отсыпать, по несколько домов к воде подключать. Мы бы, соседи, друг друга угощали. Здесь больше двух тысяч жителей. Многие с маленькими детьми на руках. Разве можно ребёнку вот такой водой (показывает на сугроб) стирать пелёнки. Это же ужас просто. Но вот мы так живём», — возмущается женщина.

Как прожить следующее лето, Любовь Михайловна не знает.

«Шесть лет же как-то уже прожили. И это, наверное, как-то протянем. Но, если честно, уже надоело. Мы не молодые, нам очень тяжело постоянно водой себя обеспечивать. Слышала, что теперь этим вопросом в Центральном водоканал будет заниматься. Я очень надеюсь, что они нам воду всё-таки проведут», — вздыхает пенсионерка.


«Одни отписки»

Дочь Любови Михайловны, Татьяна, — главная надежда микрорайона. Женщина уже не первый год активно борется за воду для Приозёрного и пишет обращения во все ведомства и инстанции. Но пока — без результата.

В 2018 году ей ответили из прокуратуры Центрального района: претензий к местной администрации нет. Мол, по закону (416-ФЗ «О водоснабжении и водоотведении) вода в микрорайоне должна быть. Но в ведомстве пояснили, что под водоснабжением может пониматься и подвоз воды. А в Центральном уже и без того есть водозаборы.

«Просто отписки. У нас от дома до скважины ближайшей — метров триста. А подключиться нам к ней никто не разрешает. Раньше ресурсоснабжающей организацией была частная компания „Коммунальщик“. Они нам в открытую предлагали прокладывать трубы за свой счёт. Платишь несколько сотен тысяч — подключают к воде. У нас таких денег нет. Потом сети передали МУП „Энергетик“. И для нашего микрорайона не поменялось вообще ничего. С 2020 года за воду в Центральном отвечает барнаульский водоканал. Теперь вот надеемся на них», — объяснила amic.ru Татьяна.

Верить в спасительный водоканал жители стали после того, как компания заключила с городской администрацией концессионное соглашение. На 10 лет они забрали себе водопроводные сети в семи пригородных посёлках, включая Центральный. За время соглашения водоканал проведёт в посёлке реконструкцию водозаборов и труб на 20 с лишним миллионов рублей. Вот в Приозёрном и решили, что их, наконец, подключат к водопроводу.

Местные даже рассказали, что уже летом 2020 года сотрудники водоканала ходили по Приозёрному и «что-то делали». А потому у жителей вновь появилась надежда на хорошую (или хоть какую-нибудь) воду.

Татьяна жаловалась также и в барнаульскую прокуратуру в том же 2018 году. И там, в отличие от районных коллег, подтвердили, что администрация бездействует. В мэрию внесли представление об устранении нарушений федерального законодательства. Но спустя три года вода в Приозёрном так и не появилась.

Самая дешёвая земля

Впрочем, у некоторых жителей Приозёрного H2O есть. Каждый добился её разной ценой. «Конечно, она у нас есть», — весело кричит мужчина и показывает на огромную лужу посреди улицы.

«Если без шуток, то, правда, есть. Сам скважину небольшую сделал. Но вода там такая, что считайте, её нет», — добавляет он.

В Центральный супруги Виктор и Татьяна переехали восемь лет назад. До этого они всю жизнь прожили в Рубцовске, а накануне пенсии решили перебраться поближе к детям, в Барнаул. Самая дешевая земля в то время была именно в Приозёрном, уточняет Виктор. Например, свой участок пара купила за 150 тысяч рублей. «Нам при продаже говорили: вода на следующий год здесь уже точно будет». За восемь лет Виктор успел построить здесь симпатичный двухэтажный коттедж, а вода так и не появилась.

«Я ещё при переезде привёз с собой два комплекта колонок с трубами. Пока водопровода нет, хоть свои поставить. Ну и пошёл в магазин, приспроситься у мужиков, глубоко ли до воды. Они недоумевали, какие ещё колонки в Центральном? Сказали, что здесь нормальная вода только со 130 метров. Первый слой — 40 метров — технический, грунтовые воды. Что в землю впитается — то и есть. В земле много глины, тут кирпичный завод даже рядом построили. Вредные вещества в воде превышены в разы», — объясняет мужчина.

Тем не менее собственную скважину Виктор всё же поставил. Решил, что лучше пользоваться вредной водой, чем сидеть вообще без неё. И докупил в дом несколько различных фильтров, чтобы хоть как-то очищать жидкость. На всё у него ушло около 150 тысяч рублей.


«Так мы хоть можем в туалет нормально ходить и в душ. И как-то относительно нормально живём теперь. Хотя за питьевой ездим к дочери в город. Набираем несколько пятилитровок и так выживаем. Конечно, хочется водопровод. Верим, что водоканал нам её проведёт. Вообще, если бы веры не было, мы бы до сих пор в пещерах жили», — улыбаясь, объясняет Виктор.

Другим в микрорайоне приходится куда хуже, подчёркивает Татьяна и показывает на соседний дом.

«Вот у нас сосед живёт. Купил здесь участок. Мечтал, что для семьи дом построит на берегу озерца. Дом построил, а жена к нему переезжать не хочет. Говорит, что без воды здесь смысла жить нет. Вот он и живёт здесь один, всё воду возит и ремонт делает. Без семьи», — рассказывает женщина.

«Да ты лучше вон к тому дому пойди, спроси. Там хозяина Иваном зовут. Он за собственные деньги себе трубы проложил, кучу денег отдал», — показывает Виктор на дом через улицу. Дом совсем рядом, но идти вновь приходится через размытое поле. Около 20 минут мне пришлось добираться до дворика, где мужчины перекладывают стройматериалы.

— Кто из вас Иван? — спрашиваю.

— Я. А вы тут по воде ходите спрашиваете? У меня она есть, — ответил мужчина лет тридцати.

Участок мужчины — один из ближайших к водозабору, которым питается соседний микрорайон. А потому прокладка труб ему обошлась «не очень дорого» — в 300 тысяч рублей.

«А какой у меня был выбор? У меня четыре ребёнка. Надо их мыть, купать, кормить. Плюнул и отдал деньги. Теперь вот водопровод есть, но платим мы по 90 рублей за кубометр. Дорого, конечно, но зато дождевую воду не собираем», — объясняет Иван.

Водой мужчина делится и с соседями, у которых опустели все пятилитровки. «Ну а как, в одном посёлке живём. Сам поначалу снег топил», — вспоминает он.

И добавил на прощание:

«Тут так-то уже все привыкли без воды жить. Но привычка, если честно, х****я».

«Все мы верим в сказки»

Правда, отвыкать, судя по всему, пока не придётся. Воду в микрорайон барнаульский водоканал проводить не будет, рассказал amic.ru директор предприятия Андрей Полюго. Он вообще очень удивился, что вопрос по водоснабжению в микрорайоне мы адресовали ему. По его словам, Приозёрный даже не обсуждался, когда компания заключала с администрацией договор концессии по Центральному. Это в принципе невозможно, подчеркнул Полюго.

«Если мы берём участок Приозёрный, то он вообще не передан по соглашению водоканалу. Мы не обслуживаем эту часть. Поймите, для того чтобы водоканалу что-то отдать в концессию, нужно сначала что-то создать. А там вообще нет никаких сетей. Ничего нет. И когда там будет вода, вообще непонятно», — объяснил директор «Росводоканала Барнаул».

По словам директора, строить сети в Приозёрном должен не водоканал, а администрация города. Мол, так устроено законодательство. В мэрии должны найти подрядчика, проложить в микрорайоне трубы, а уже затем отдать их на обслуживание ресурсоснабжающей организации.

У водоканала, по его словам, нет никаких юридических оснований, для того чтобы самостоятельно прокладывать трубы как в Приозёрном, так и вообще где-либо ещё. А потому посоветовал поинтересоваться в администрации, когда жители Приозёрного получат воду.

Это не Grand Canale в Венеции, а весенняя улочка в Центральном / Фото: amic.ru / Саша Соколов

Полюго при этом пояснил, что жителям микрорайона сочувствует. Но их мотивов переезжать и строиться в местах, подобных Приозёрному, директор не понимает.

«У них там красивая идея была — участки на берегу озера. Но в это озеро раньше канализационные отходы сливали много лет. Какая там экология? Нужно сразу смотреть документацию, когда и на какие средства будут проводить коммуникации. Другими словами: „Где деньги, Зин?“ И верить кому-то на слово тут нельзя. Ты ведь планируешь много лет жить в этом месте. Это дом, а не дача», — считает Полюго.

Но отметил, что жители Приозёрного — далеко не единственные в пригородных посёлках, кто «верит в сказки».

«Это как к городу у нас прирастают посёлки, к посёлкам потом прирастают участки. Мне коммунальщики часто высказывают эту проблему. Все слышат, но никто не хочет обращать на это внимание. Когда нарежут участков, а инженерных коммуникаций там нет вообще никаких. Часто ещё появляются какие-то частники, ставят свою скважину, начинают людей подключать за деньги. И у людей проблемы с напором, качеством воды. Или, как в Приозёрном, воды вообще нет», — объяснил Полюго.

По словам директора,

Другого выхода у жителей теперь нет: нужно требовать строительства сетей от мэрии. А если ничего не получится, обращаться в прокуратуру и подавать в суд. У них на это есть полное право. Но годами воды можно было и не ждать, подчеркнул Полюго. Лучше не начинать масштабно строиться там, где нет даже никаких планов на подведение воды.

Кто и когда подведёт воду в Приозёрный?

В марте 2021 года мэрия ответила одной из жительниц Центрального, что водопровод в Приозёрном всё-таки будет (копия документа есть в распоряжении редакции). У города есть постановление «Развитие инженерной инфраструктуры городского округа — города Барнаула на 2017-2021 годы». И с 2020 года в планы внесли реконструкцию водозабора в Центральном и подключение к нему домов в Приозёрном. К 2021 году, следует из ответа, «направлен пакет документов на проведение торгов по определению подрядной организации, на разработку проектно-сметной документации». На простом языке это значит, что в администрации пока даже не утвердили, кто будет разрабатывать проект прокладки сетей. И уж тем более, кто их будет строить.

Тем не менее в ответе указано, что к строительным работам в Приозёрном планируют приступить в 2022-2033 годах. А это значит, что ещё минимум 2-3 года жителям микрорайона придётся топить снег, ждать дождя и надеяться, что техническую воду к домам начнут подвозить регулярно.
Комментарии