Прямой эфир

Слушать радиостанции Барнаула
Новости

Михаил Задорнов готов стать жителем Алтая, чтобы найти свое Беловодье

, ИА "Амител"

 

Беловодье — легендарная страна свободы в русских народных преданиях XVII—XIX вв. По мнению старообрядцев, находилась где-то на Востоке (реальный прообраз — Бухтарминский край на Алтае).

(Энциклопедия - о Беловодье)

 

Предложение о встрече с Михаилом Задорновым поступило неожиданно. Мало кто в Барнауле знал, что в выходной день — вечером 11 июня — известный сатирик был расположен к общению с журналистами в барнаульской гостинице “Сибирь”. Были не в курсе и сотрудники нашей редакции. Во всяком случае, именно об этом сообщил наш информатор, добавив при этом, что Михаил Николаевич принял решение в ближайшем будущем всерьез обосноваться на Алтае.

Разумеется, в жизни многих творческих людей, — знаменитых, талантливых личностей – гениев — наступают моменты, когда хочется перевернуть устоявшийся уклад жизни, — сменить круг общения, — даже эпатировать или “влезть в бочку”. Но при этом цель, как правило, – одна — попытаться реализовать что-то новое в жизни, может быть, то, что принесет пользу не только собственному “Я”, но и соотечественникам.

Психологи назвали бы такое состояние и поступки — либо возрастным кризисом личности, либо комплексом, с которым талантливые уникумы сталкиваются довольно часто, — особенно – “суперпопулярные”, обремененные в процессе созидания славой и почестями.

Не могу объяснить, почему мне подумалось именно об этом, но перспектива общения с всемирно известным коллегой, который к тому же, близок по духу (Задорнов в прошлом – журналист) заинтриговала.

Поэтому 11 июня в 21:00 мы с фотографом – Сергеем Белоконом – стояли в холле вышеупомянутого отеля.

Прошло несколько минут, — но сатирик не появился, — Сергей тогда пошутил еще — мол, — и не появится: “Это была шутка от Михаила Задорнова”.

И надо же такому случиться, что именно на этой фразе, под наше хихиканье – неизбалованных отдыхом и разморенных чредой удушливых дней барнаульских журналистов - господин сатирик и появился в нашем поле зрения.

Немного смутившись от произведенного впечатления, мы поздоровались первыми, — но не учли состояния Задорнова, которому, как в последствии выяснилось, за последние 24 часа, проведенные в отеле, приветствия от незнакомых, но узнавших его, попросту осточертели. Более того, раздражение от бесцеремонных приглашений “выпить пивка” и “сфотографироваться на память” стали для Задорнова наказанием. (За те 1,5 часа, что мы с ним общались, подобных случаев было не менее двух, — причем – оба раза гостеприимные обитатели отеля до такой степени жаждали общения с Задорновым, что бдительной охране дважды приходилось вмешиваться/, — прим. редакции).

- Здравствуйте, — меня Светлана зовут!, — на это приветствие Задорнов отреагировал достаточно надменно (несмотря на то, что был уговор с организаторами встречи пообщаться с именитым гостем в холле “Сибири”), — Здравствуйте – вы кто? – Мы представились по всей форме, — но Задорнов тут же заявил: “Я что-то слышал о вас и о вашем сайте, но учтите, — журналистам я не доверяю, — они все время пишут обо мне неправду.

И тут же поставил условие – прежде, чем публиковать – и фото и текст — непременно согласовать все с ним. “Разумеется!”, – ответили мы.

И все же профессиональная гордость сама задала вопрос: “Чем же заслужили журналисты такое отношение?”.

“Журналисты, которые берут у меня интервью, очень часто пишут потом то, чего я не говорил”, — примерно так ответил на этот вопрос Задорнов.

Не вдаваясь в подробности рассказа о том “когда и кто, — и при каких обстоятельствах, все это происходило”, мы предлагаем нашим читателям прочесть ответы на наши вопросы. Ибо нас – ИА Амител — интересовало больше то, что все-таки, связывает юмориста — с Алтайским краем.? О чем мы и заявили Задорнову в начале разговора. Как оказалось, не зря – потому что Задорнову действительно было что сказать об Алтае.

Беседа об этом шла более часа.

Не берусь давать определение ее содержанию — более того — тему поднятых нами вопросов нельзя трактовать однозначно. И все же думается, что подобное интервью достойно появиться на нашем сайте. И многим живущим на Алтае, наверное интересен взгляд на себя со стороны “столицы нашей Родины”, в которой долгое время жил наш сегодняшний гость.

Итак:

Михаил Николаевич! Ваш приезд на Алтай – это больше частная поездка, или профдеятельность?

Я приехал на Алтай, потому что здесь ни разу не был. Один раз очень серьезно собирался, но -как в таких случаях говорят жители Алтая — “Алтай или не пускает, или потом не отпускает”. И у меня не сложилось в первый раз. Я попал на Алтай только в начале июня 2006 года, — видимо так было определено свыше — мне нужно было еще подготовиться поточнее. Вообще, я никуда не еду не подготовившись.

Что это значит?

Я много путешествую. И перед тем, как отправиться в очередную поездку, стараюсь тщательно все изучить. На Алтае мне интересно было: какие народы здесь живут? Кого называют алтайцами и кто такие старообрядцы, — откуда они появились? Как вообще первые народы появились на Алтае? Кто такая Скифская принцесса и почему ее так называют? Вообще, — откуда скифы появились на Алтае — есть ведь разные точки зрения.

Кроме того, Алтай – очень чистый край и духовном смысле, и экологически он чист. Мне хотелось посмотреть на людей, которые, в отличие от европейской части России, сохранили больше задушевности.

Я вообще очень полюбил Сибирь. И не секрет, что в начале этого года я намеревался обосноваться в Академгородке Новосибирской области. Он показался очень поэтичным городом. Я был там дважды, и оба раза – зимой. Мне там очень понравилось. Но когда я приехал туда впервые летом, то понял, — менять одну “тусовку” (Москва) на новосибирскую суету, мне совершенно не интересно. И когда я ехал на Алтай, то подумал о том, что возможно, это именно то, что мне нужно. Я на Алтае нашел участок, который собираюсь приобрести в собственность, а в последствии – намерен здесь жить! Я все равно не скажу вам – именно где. Но это — не “тусовочное место” и не дачные поселки новосибирцев, — абсолютно! Не там, где “крутые” живут, и где богачество, — но там, сохранилась природа и отношение к ней. Причем, отношение такое, о котором даже не подозревают в европейской части России.

Так чем же все-таки вас Москва не устраивает? Что подтолкнуло вас к такому шагу?

Я человек совершенно не западный, и мне не нравится, что Россия до сих пор не может найти свой путь, и поэтому все время “ложится” под запад. Во всяком случае, Москва уже подлегла под Запад. Мне это чуждо, — и город этот стал мне чужд.

Давно это произошло?

Еще 10 лет назад я стал это чувствовать. Кроме того, — все, что касается сегодня демократических преобразований, — мне не нравится. Я совершенно не приемлю демократию в России! Потому, что мы выбираем каждый раз тех, кто лучше построил рекламную кампанию. А строит ее лучше тот, у кого больше денег, а большими деньгами располагает тот, кто их наворовал. Потому что заработать много денег не воровским путем – невозможно. И это знают все. Мне очень запомнились слова женщины в староверческом поселении, которая, посмотрев на выступление одного сибирского депутата, изрекла: “Врет, — аж из души прет!”. И про то, что я вам сказал, — она очень хорошо выразилась: “С трудов праведных не построить палат каменных!”. Мне это очень близко. Староверы сохраняют то отношение к жизни, которое дано изначально богом, — природное.

Вас впечатлили старообрядцы и их вера только в Алтайском крае?

Нет. Гораздо раньше. Когда я, будучи вашим коллегой-журналистом, в 1978 году написал очерки о семье староверов Бассаргиных из села Амлинка на реке Амур, мне не разрешили печатать их даже в “Юности”. И – даже Полевой не смог пробить цензуру (Борис Полевой – главный редактор журнала “Юность”/, — прим. редакции). Мне тогда еще очень понравились эти люди. И в Горном Алтае понравились.

Кто вы по вере?

Я православный.

Мы беседуем в канун двух праздников – православного (Святая Троица) и гражданского (День России). Что вам ближе?

Я не люблю праздники. Никакие. Праздники любят лоботрясы. Они любят сидеть, жрать и пить! Вообще первый пункт национальной идеи России – меньше праздновать и жрать. Ведь такого количества праздников, как в России – не празднуют нигде! Я в одном из своих монологов говорил об этом: мы ведь рождество и католическое, и православное встречаем, и новый год – по старому и новому стилю. Встречаем также все дни, которые были назначены советским и теперешним правительством. Лично мне праздники не интересны. У меня есть свои мысли, — я самодостаточный человек, и считаю людей, которые празднуют все праздники, — праздными. И думаю, что такие в жизни ничего толком не добиваются.

День России вообще не понимаю, — что за праздник. В любом случае, это не повод, чтобы я выпивал. Я не признаю праздников. Людям нравится – пусть выпивают. В свое время, наверное, не без моего высмеивания, День независимости переименовали в День России. Я говорил так: День независимости – это когда от нас уже ничего не зависит. Еще раз говорю – такое количество праздников трудовой народ иметь не должен! Мы сегодня лежим под торговцами, которые в свою очередь, лежат под Западом. А я очень хотел бы, чтобы в России, — так же, как в староверческой деревне, люди сначала трудились, а потом – продавали. А сегодня все наоборот – все хотят быть торговцами. К примеру, чудная совершенно база Турсиб в Горном Алтае, где я находился. Но туда, например, приезжают люди – ну все торговцы! Или чиновники, или -торговцы. Или все те, хотят ими стать.

А чему радуется ваша душа, — когда “на вашей улице наступает праздник”?

Много чему. К примеру, несколько дней я провел на Телецком озере. Ну, как было не радоваться? Весь день, пока мы ходили по нему на катере, — весь день радостный был! А потом – костер, а потом мне песни пели. Там такой народный коллектив есть семейный. Это восторг просто! Мы прослезились! Ни одна попсовая песня не заставит меня этого сделать! Хотя, признаться, когда мне было 30-40 лет, — никогда и не думал, что народные песни могут меня так тронуть. Совершенно поменялось мировоззрение! Я же верил в демократию, боролся против коммунизма… Но сейчас я не борюсь, и совершенно разочарован в демократии. На латыни слово “капиталис” – означает уголовное преступление. Слово деньги – “маны” – от арийского слова – “обман, манить, заманывать, приманывать”. Слово “менеджер” – означает обманщик. Слово офис (офиссио) — препятствие, проблему. Это изначально латинские слова такие были, но римская империя поменяла “минус” на “плюс”. А слово демократия – прежде означало “власть демонов”!.

Вас лично тяготят эти знания?

Моя позиция меня не тяготит и не гнетет, но иногда мне кажется: может, я перебарщиваю? И на Алтае я нашел подтверждение тому, что я прав. Многие люди это чувствуют! Я часто копался в истории, и понял, почему Алтай – это одна из прародин, и что такое скифы, и откуда они взялись! Я алтайцам рассказывал об этом здесь, на берегу Телецкого озера. Но там — дискотека. Ее посетители ничего не знают об этом, — они подходят ко мне с предложением: “Давайте сфотографируемся!”. Или: “Мы вас узнали, — пойдемте в бар, вы вас покормим!”. – Щас! Я за кормежку пойду с вами фотографироваться? — Хорошие люди, кстати, — но у них сбита программа. Их ориентир – Запад: нажраться, отпраздновать очередной праздник, а потом говорить, что нас обокрали. — Да вы сами себя обокрали! Но, несмотря на это, духовность людей, живущих на Алтае, обнадеживает. У них просто сбилась программа. Но я просто потрясен, каких я там людей увидел!

Вам претит ваша известность?

Претит, потому что сейчас вот люди (мы разговаривали в холле гостиницы “Сибирь”/, — прим. редакции) стоят и думают: “Как бы с ним сфотографироваться?”. — Это осточертевает! А главное — зачем им это? — Все равно же люди не поверят, что мы – “кореша”! Знаете, сегодняшнее общество — все в мире, и мы в том числе — порочно тем, что считает: чем больше потребление, тем больше нужно потреблять. А вот староверы – нет. Они самодостаточны. Говорят, Чубайс какому-то селу алтайскому обещал отключить электричество. А им пофиг – отключай – не отключай, — они и так проживут: говорят: — ну, пускай отключат!

А вы бы так смогли?

К сожалению, нет, — но хочется научиться. Может быть, когда-нибудь, смогу. Потому и купил участок на Алтае. А “кореша эти” — бандиты — они жутко обижаются. Мне в Москве приходилось звонить настоящим серьезным авторитетам, чтобы их приструнили в одном городе.

Итак – об Алтае (после вынужденной заминки, связанной с очередными жаждущими “выпить пива в Задорновым)… Так почему все же Алтай?

- Алтай – замечательный край. И когда мне сказали, что экономика Алтая самая последняя – я сказал: это ваше счастье! Экономика и счастье – понятия совершенно разные. Счастье – это понятие внутреннее. Экономика – это понятие воровское. Чем лучше экономика, тем больше воров. Поэтому — пока на Алтае экономика не очень хорошая, край заселен очень душевными людьми. Вот стоят вдоль дороги женщины, — голосуют, — их – подвозят. Если в Москве у дороги стоят женщины – это проститутки. Я на конях в горы ходил, — был на маральнике. Там все очень интересные люди — и очень гостеприимные. Но у них у всех один недостаток – они хотят со мной сфотографироваться. Но, между прочим, индейцы на Амазонке, где я был, — они не разрешают с собой фотографироваться, потому что считают – фотоаппарат отнимает душу. Действительно, отнимает! Частичку энергии – отнимает! Это — безусловно.

Староверы вам так не говорили?

Нет, но они считают, что нехорошо фотографироваться с человеком не их веры. Однако меня они очень хороши приняли. Очень тепло. И одна женщина сказала: “Мы думали, — кто-то из правительства прилетает – и не пошли, а потом сказали – Задорнов, сатирик – и мы пошли вас встречать. И потому что мы вас очень уважаем”. Мне это было безумно приятно – я даже родственникам перезвонил в Москву – сказал – что такой комплимент отхватил! Мы потом разговорились, — они мне стали о себе рассказывать.

И про Беловодье – как они его представляют себе, что это такое. Я был наслышан. Староверы хранят не просто ту православную веру, которая была до Никоновской реформы… Может быть, я их обижаю, тем, что говорю, может, они с этим не согласны, — но, тем не менее, эти пословицы, присказки, наговоры, рушники, обереги – это все то, что называется нехорошим словом – “язычество” – на самом деле – древняя вера, которая еще 2 тыс. лет до нашей эры называлась православной. А потом — когда была принята христианская вера (во времена Владимира) — она стала называться правоверной. Однако потом правоверные взяли себе слово “мусульмане”, — и вернулось слово – “православные” – через несколько тыс. лет. И вот именно староверы во времена Никона не хотели того, чтобы западные реформы прошли в России! А они все таки прошли... Но староверы сохранили истинно православную веру — российскую. Но это мало кто знает – многие наслышаны, что староверы крестятся тремя пальцами, в современных храмах – двумя. Но это -ритуальные вещи, — они неглубокие. Глубже гораздо вещи — о чем я говорю…

Что для вас означает Беловодье? Вы верите в легенду? Вы хотели бы его найти?

На Алтае хранится Беловодье. Его, как мне объяснила одна женщина в старообрядческом поселении – вообще искать не нужно. Беловодье – это то место, где нет власти, где нет государства. И староверы все время уходили от подавляющего государства, уходили в чистое место! У них ведь нет посредников с Богом: они общаются сами, — у них нет людей, которые деньги берут за посредничество. Поэтому я православный по крещению, но по восприятию, — не то, что старовер, но во всех верах вижу что-то очень интересное. Мне, например, близки Даосские мудрецы, — потому что они видят хорошее в разных верах, но не исповедуют своей.

Вы владеете словом. Об этом говорит ваша известность. На ваших выступлениях – тысячи россиян. Есть ли у вас сейчас силы созидать, принять участие в “отладке сбившейся матрицы”?

Думаю, что это моя задача. И я если хочу этим заняться, значит способен! Я, не скрывая говорю: когда мне было 40 лет иногда думал: откуда такая популярность за последние 4 года? И что – “Ее ж отработать надо как то…”. А сегодня уже другие слова приходят на ум. Вот мне говорят на телевидении: “Вы бренд наш!”. — Я должен теперь брендом работать, раскручивая их рекламу с мебельными гарнитурами. Но это они считают, что я буду работать, — поэтому и ушел с Первого и второго телеканалов . Выступаю только на “REN-TV”. Потому что государственное телевиденье не приемлет того, что я говорю. И если я начну рассказывать им про староверов, они вообще все вычеркнут. Им это не интересно. Это – не “попса”. Но во-первых, есть мой сайт в интернете, где каждый месяц –по 5 тыс. посещений. Во-вторых, есть “REN-TV”. В-третьих, книги, где все это появится. Книга замечательна тем, что она, не как телевиденье врывается нагло в дом, а ее берет тот, кто хочет, и если не нравится – ставит на полку. Книга – она очень тактична и очень интеллигентна.

Если я правильно поняла, то в обозримом будущем появится книга о ваших впечатлениях об Алтае?

Обязательно, — это будет не просто про Алтай. Это будет про все мои поездки по миру. Потому что программа сбилась не только у России, а у всего человечества. Россия ложится под Запад — под эту сбившуюся программу. Но у русских людей – свой путь – много творческой энергетики и добра. Даже такой пример приведу: западный человек если голоден, берет в “Макдональсе” гамбургер,- и ему нормально. А наш, купив в том же “Макдональсе” булку с мясом — едет на природу. Потому что нашему на природе – в кайф. Он напился – и поет! А западный наестся — и рассуждает: какие шланги ему нужно иметь во дворе для поливания. Поэтому русских особенно жалко, — если у них сбивается программа. Если мы войдем в формат западного мышления, у человечества потеряются роднички. И тогда земля чуть подергается, — также, как мы моемся, чтобы микробы смыть, — и смоет нас. Выживут староверы, массаи и папуасы. И будут продолжать род. Поэтому — пока есть опасность конца света, русские жить хорошо не будут. В этом эзотерика России: мы не можем стать Западом. И конца света не будет. Нам не нужно каменных палат. Нам нужно становиться самодостаточными. Для этого нужно меньше пить, жрать, — больше читать. Но всех ведь не переучишь. Многие — с вялым мозгом. Я захожу в книжный магазин в Горно-Алтайске, — спрашиваю одну книгу, вторую, — продавцы ничего не знают – ничего! Ни фамилий, ни названий. Многие винят во всем евреев. А вот если будут в этом книжном работать две еврейки, — такого бы не было. Я у евреев очень многому научился. Я очень дружен с ними, — многие из них — мои коллеги.

Если говорить о коллегах по цеху, как вы относитесь к творчеству Михаила Евдокимова? Вы чувствовали то, о чем мы говорили сегодня, — что в нем есть алтайская душа?

Евдокимов очень талантливый человек. В нем было это все это, но тоже программа сбилась. Он очень способный человек. И я думаю, что компания, с которой он задружил, это не компания для талантливого человека. Знаете, я программу “Аншлаг” вел с Региной Дубовицкой первые три передачи. И тогда она пригласила Евдокимова, и он рассказывал про мужика с красной рожей, который шел в баню, я так хохотал! Я был тогда ведущим, мы с Региной сидели за столом, но я так хохотал, что рассказ этот стал еще смешнее! Потому что у меня — ну просто истерика началась – за столом на сцене. И с этого дня Евдокимов стал особенно популярным. Я, в какой то степени, приобщен к этому выступлению. Мы не дружили. Но это был очень добрый человек. И уровень таланта Евдокимова был таков, что ему даже думать нельзя было о политике! Ошибка ужасная! Он был единственный! А губернаторов же – полно! Большинство из них вполне заменяемы, а Евдокимова заменить нельзя. Вот такая ошибка. Вот что значит -выбрать неправильный ориентир, неправильные маячок, к стати! Так же может быть с Россией. Одаренная, талантливая, обладающая великим языком. В мире нет больше таких языков, с таким количеством суффиксов, которые не переводимы ни на один язык мира. Но если маячком для российского развития станет Запад, — случиться то же самое, что с Евдокимовым. Практически – суицид.

Хочется верить, что пока живы такие люди в России, не все так плохо…

Ну да, — мне один близкий человек сказал: не волнуйтесь, что сейчас у вас нет никого, кто бы вам помогал, — но очень много россиян разделяют ваши убеждения. Поэтому считаю, что и один в такой ситуации в поле — воин. Потому что информационное поле начинает оживать, — а это очень важно. Мне хочется только закинуть людям правильные ориентиры — где “плюс”, а где “минус”, — чтобы хоть эти понятия возвращались на свои исходные места. Выступая в Барнауле, я очень много об этом говорил. Но закинуть хочется так, чтобы не скучно было, чтобы люди смеялись, но хоть кто-то что-то понял. Что для этого надо? Для этого нужно уехать из Москвы. Потому что таких слов Москва не приемлет. Ей это не то, что не интересно, это противопоказано. Меня интеллигенция – московская — не принимает с тех пор, как я перечеркнул американскую визу. Да я собственно, к нней и не навязываюсь. Я душой это сделал. Та “тусня”, которая считает себя интеллигенцией, присосалась к чиновникам. Считаю, что настоящий интеллигентный человек не может так поступать. Я сам до 1993 года дружил с “самым высшим эшелоном власти”. Почему эшелоном? Потому, что власти всегда эшелон! И я знаю, что я никогда больше не буду дружить ни с одним чиновником.

Означает ли сказанное, что вы всерьез решили сменить место жительства?

Вообще, означает.

Но это серьезный поступок, на такой не каждый решится….

Мне хочется третью часть своей жизни прожить не так, как это было раньше. Хотя я никогда одинаково не жил. Всегда по разному. Работал инженером, журналистом, — зав. отделом юмора в “Юности”, режиссером в театре КГБ и в народном театре долгое время работал режиссером. Постоянно находится на Алтае мне не удастся, — время от времени придется возвращаться придется в европейскую часть. Но возрождение духовности идет из Азии. Это “Азы” и “Я”.

Мне хочется набраться сил на Алтае, — чтобы с иронией, чтобы не в всерьез – рассказать об этих важных понятиях. Есть ведь и заумные люди – эзотерики – которые несут какую то чушь, которую, как мне кажется, сами не всегда понимают. Но я кому то говорил: если у Пушкина получалась сложная строчка, — он ее вычеркивал, потому как считал, что если сложно, значит – не талантливо. И я хочу по-простому объяснять то, что я чувствую.

Прямо скажем, не веселый разговор у нас получился…

Ну и ради Бога, – кто захочет посмеяться – пусть на мой концерт идет. Для россиян в Сибири сохранилось очень много сил – потенциал сумасшедший! В ваших людях есть очень много хороших качеств, — тех, что уже давно нет в отформатированных западных. И чем глубже район Сибири, тем больше этих качеств. Поэтому, я считаю, что конца света не будет! Все равно произойдет оживление, — и оно уже заметно. И молодежь больше читать начинает, интересоваться своими корнями, быстрее соображать. Им бы только-только обозначить другие ориентиры, и мы сами по себе начнем выбираться из прорасти, в которой уже 2 тыс. лет торчим, никак долететь до дна не можем. И сегодня, когда я вижу этих людей, с которыми я общался на Алтае и в Сибири, помнимою, что я абсолютно на правильном пути, и что меня больше вообще не интересуют ни коллеги, ни друзья богатые, — ни чиновники! Мне вообще стало с ними не интересно. В Томске тоже очень много интересных людей встретил. И они мне приносили классные книги, в которых мощные исследования. Россия начинает собираться в некий кулачок. И процесс этот идет именно снизу. Кто-то из священников назвал меня злым. Я не злой!Мне светло и радостно!

 А почему я и про Америку говорю так, – не потому что я параноик. Американцы – они не тупые, — они так воспитаны, отформатированы. И действительно не знают, что они уничтожили индейцев, что привезли негров в чужую страну и поработили. Не знают, что у них рабовладельческий строй был, когда на планете его уже давно не было. Они не знают, что Советский союз воевал, и разбил фашистскую Германию. Они не проходят в школах, что есть очень мощная агрессия американской власти: совершенно не признавать заслуги русских. И не понимают, что сбросили атомную бомбу на Хиросиму, — считают, что это геройский поступок летчика, который летел на Хиросиму. Вот за это я на них обижен. И мое дело сегодня – со смехом развенчать эти заблуждения. И, вероятно, мне это удается. Вы знаете, когда староверка сказала, провожая меня: “Ну, они тупые!”, — я понял, что не зря работал всю жизнь! Для меня это мне важнее, чем жена какого-нибудь кинорежиссера, которая будет предъявлять мне претензии, что мол, как то не так рассказываю. Я до сих пор в хорошем настроении от общения с жителями Алтая.

Светлана Шаповалова

Волки да Вороны

Может Бог, а может просто эта ночь пахнет ладаном.

А кругом высокий лес, темен и замшел.

То ли это благодать, то ли это засада нам;

Весело на ощупь, да сквозняк на душе.

Вот идут с образами — с образами незнакомыми,

Да светят им лампады из-под темной воды;

Я не помню, как мы встали, как мы вышли из комнаты,

Только помню, что идти нам до теплой звезды...

Вот стоит храм высок, да тьма под куполом.

Проглядели все глаза, да ни хрена не видать.

Я поставил бы свечу, да все свечи куплены.

Зажег бы спирт на руке — да где ж его взять?

А кругом лежат снега на все четыре стороны;

Легко по снегу босиком, если души чисты.

А мы пропали бы совсем, когда б не волки да вороны;

Они спросили: "Вы куда? Небось до теплой звезды?.."

Назолотили крестов, навтыкали, где ни попадя;

Да променяли на вино один, который был дан.

А поутру с похмелья пошли к реке по воду,

А там вместо воды — Монгол Шуудан.

А мы хотели дать веселый знак ангелам,

Да потеряли их из виду, заметая следы;

Вот и вышло бы каждому по делам его,

Если бы не свет этой чистой звезды.

Так что нам делать, как нам петь, как не ради пустой руки?

А если нам не петь, то сгореть в пустоте;

А петь и не допеть — то за мной придут орлики;

С белыми глазами, да по мутной воде.

Только пусть они идут — я и сам птица черная,

Смотри, мне некуда бежать: еще метр — и льды;

Так я прикрою вас, а вы меня, волки да вороны,

Чтобы кто-нибудь дошел до этой чистой звезды...

Так что теперь с того, что тьма под куполом,

Что теперь с того, что ни хрена не видать?

Что теперь с того, что все свечи куплены,

Ведь если нет огня, мы знаем, где его взять;

Может правда, что нет путей, кроме торного,

И нет рук для чудес, кроме тех, что чисты,

А все равно нас грели только волки да вороны,

И благословили нас до чистой звезды.

(БГ)


Комментарии

12.12.2007 19:41
bord

Господин Задорнов - это эпоха в жизни России, но хочет он очищения в чистом месте - пусть уезжает молчком и молится.Зачем же об этом трубить на весь мир!
Ведь так искали очищения по -настоящему искренние люди.А так попахивает дешевым поппулизмом.

Загрузка...
Войти     Зарегистрироваться
Имя
Архив новостей
< июнь 2006 >
пн вт ср чт пт сб вс
         1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30