Прямой эфир

Слушать радиостанции Барнаула
Новости

Гай Борисов: Вопрос о химическом оружии в Сирии теряет актуальность на фоне новых угроз

, ИА "Амител"

Вашингтон "приятно удивлен" детальностью информации, предоставленной официальным Дамаском Организации по запрещению химического оружия, пишет The New York Times со ссылкой на источник в администрации президента Америки. Констатируется, что, вопреки ожиданиям американской стороны, президент Башар Асад начинает добросовестно выполнять данные им обещания.

США и Россия на этом благоприятном фоне продолжают готовить проведение очередного раунда переговоров в Женеве. Все это может создать впечатление, что более чем двухлетний сирийский кризис начинает постепенно выдыхаться, угроза иностранного военного вмешательства отступает, и на первый план выходят дипломатические методы окончательного разрешения проблемы. Между тем, обстановка в Сирии приобретает иные, настолько опасные нюансы, что даже проблема уничтожения химического оружия может в скором времени превратиться в вопрос частного, даже технического порядка. Не исключено, что международному сообществу придется решать куда более сложные проблемы.

Как справедливо замечают некоторые аналитики, в многострадальной стране начинается "война всех против всех". Подразделения радикальных исламистов из организаций, аффилированных с "Аль-Каидой", штурмом берут населенные пункты, находившиеся до последнего времени в руках считающейся "демократической и светской" т.н. "Свободной сирийской армии" (ССА). На неё изначально была сделана ставка Запада и Турции. Но теперь радикалы расправляются с "умеренными" оппозиционерами с не меньшей жестокостью, чем с представителями правительственных вооруженных сил и отрядов ополчения "Шабиха", выступающих на стороне президента Асада. Лишь несколько дней назад экстремисты захватили город Азаз на севере страны, ранее контролируемый прозападной оппозицией. Здесь идет жестокая расправа не только с бойцами и командирами ССА, но дошло даже до ареста членов местного шариатского суда, то есть — уважаемых представителей духовенства.

На этом фоне всё чаще поступают сообщения о том, что множество повстанцев, видя, куда ветер дует, начинают покидать ряды ССА и присоединяются к радикалам. Так, например, как минимум, две бригады ССА в приграничной с Турцией провинции Ракка заявили о присоединении к одной из самых жестоких организаций радикальных исламистов — печально известному "Фронту аль-Нусра". Число перебежчиков при этом, по самым скромным подсчетам, превысило 1000 штыков.

История, заметим, знает массу подобных примеров. Но более всего все эти события начинают напоминать ход гражданской войны в России в период 1918-1922 гг. Тогда, как известно, исключительно жестокие и кровопролитные столкновения происходили отнюдь не только между войсками новой советской власти ("красные") и свергнутого монархического режима ("белые"). В той "войне всех против всех" активно участвовали и анархисты (Нестор Махно), и просто крупные бандитские группировки ("зеленые"), и подразделения возникших на обломках Российской империи новых стран, и отряды интервентов войск Антанты... Происходили неописуемые жестокости, потери среди мирного населения превысили уровень потерь, понесенных Россией в предшествующие четыре года на фронтах Первой мировой войны. Как считают некоторые исследователи, именно тогда был существенно подорван генофонд русской нации. (Затем этот процесс был продолжен в годы ликвидации зажиточного крестьянства и казачества, период т.н. "Большого террора" конца 30-х гг.). Кстати, официальное окончание гражданской войны не означало её реального завершения — столкновения, особенно в регионе Средней Азии, продолжались еще не менее 15 лет.

Нечто подобное начинается, а скорее — уже началось, в Сирии. И сказать, что в результате эта страна может превратиться во "второй Афганистан" — не сказать ничего. В отличие от Афганистана, Сирия расположена не в глубинах Евразии, а на путях традиционного торгового транзита между Востоком и Западом, по её территории или вблизи её границ проходят многие важные транспортно-энергетические коммуникации. Превращение Сирии в логово практически неконтролируемых радикалов, в место, куда стягиваются все отбросы исламского мира, куда опаснее для её соседей — Израиля, Турции, Египта, Ирака, Иордании и даже Южной Европы, нежели прогнозируемый приход к власти в Афганистане "Талибана" после вывода оттуда войск международной коалиции. Допустимо надеяться, что талибов, пусть не без труда, но сумеют сдержать нынешние авторитарные среднеазиатские режимы, опирающиеся на помощь России, Китая и Ирана. Кстати, возможно, именно в предвидении такой перспективы Вашингтон демонстрирует стремление к улучшению отношений с Тегераном, а Москва хотела бы снять проблемы, вызывающие взаимное раздражение сторон после отмены сделки по продаже ИРИ российских комплексов С-300.

А вот в Сирии сдержать радикалов, поддерживаемых ваххабитским Саудовским королевством и рядом других монархий Персидского залива, при нынешнем раскладе сил не сможет, видимо, никто. И именно это может стать — и уже становится — вопросом, перед которым померкнет проблема сирийского ОМП. Видимо, президент Бащар Асад понимает это намного лучше кого бы то ни было. Чем, заметим, и объясняется его неожиданная покладистость, столь удивившая американцев. А удивляться-то нечему: достаточно скоро может наступить момент, когда официальный Дамаск сам попросит о введении в страну иностранных военных контингентов, единственно способных изменить формирующийся расклад сил и противостоять торжествующим экстремистам.

Вполне допустимо предположить, что часть отступающих из Афганистана войск НАТО и их союзников могут быть переброшены в таком случае в Сирию — естественно, после соответствующего решения Совета безопасности ООН. Мало того, в подобной коалиции более чем вероятно участие и России, а также подразделений некоторых соседних с Сирией государств. Это, конечно, не означает, что назревший ужасающий нарыв удастся ликвидировать легко и быстро. Но, во всяком случае, возникнет некоторая надежда на то, что дальнейшее наступление ваххабитов, их экспансию удастся сдержать. В противном случае последствия неизбежно будут намного более тяжелыми, чем даже те, которые прогнозировались в случае военного удара США по армии Башара Асада. Удары — причем объединенными силами — следует наносить, в первую очередь, по его радикальным противникам. И чем раньше наступит понимание этой неизбежности, тем больше шансов, что Ближний Восток, и без того стоящий на самом пороге грандиозной катастрофы, удастся спасти. И это, возможно, станет единственной возможностью уйти от явно назревающих потрясений планетарного масштаба.

Гай Борисов, политический обозреватель ИА REGNUM


Комментарии

Войти     Зарегистрироваться
Имя
Архив новостей
< сентябрь 2013 >
пн вт ср чт пт сб вс
                  1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30