Прямой эфир

Слушать радиостанции Барнаула
Новости

Грозит ли здоровью алтайских жителей контрафактная агрохимия

, ИА "Амител", Елена Маслова
Какие риски несет оборот некачественных пестицидов в регионе и как вышло, что за ними плохо следят
Поле рапса / Фото: amic.ru

Поле рапса / Фото: amic.ru

Около 30-40% препаратов агрохимии, которые вносят на поля Алтайского края, можно считать контрафактными, считает гендиректор компании "АгроХимСервис" Анатолий Вытоптов. Часть из них — те, что плохого качества и не распадаются до конца, — могут нести опасность и человеку, попадая через растения в продукты. В региональном Роспотребнадзоре утверждают, что такого не может быть. Однако, как выяснил amic.ru, ведомства, которое бы полностью контролировало движение и использование препаратов, попросту нет.

Мертвые пчелы – вершина айсберга

Все началось с пчел. Этим летом насекомые, полакомившись на полях рапса, площадь которых в крае увеличилась в разы, отравились – мертвые, они падали на сами посевы или кучками ссыпались у ульев. По приблизительным подсчетам, погибло около 2,5 тыс. пчелосемей, в основном на небольших пасеках, говорит Юрий Богуславский, председатель кооператива "Алтай – медовый край".

От общего числа это не так много, говорит он: официально в крае зарегистрировано около 270 тыс. пчелосемей, но без документов – порядка 1 млн. Однако массовая гибель пчел высветила проблему куда серьезнее – использование агрохимикатов и их влияние на почвы, посевы и в конечном итоге – на здоровье людей.

"Пчелы – это только лакмусовая бумажка. Травят наши земли!" – горячится Богуславский.

Анатолий Вытоптов, который уже более 15 лет занимается продажами агрохимии мировых брендов, сдержаннее в оценках, но и он согласен, что история с пчелами поставила вопрос: кто и чем обрабатывает поля и насколько это безопасно.

"Есть препараты, которые сертифицированы, внесены в национальный каталог средств защиты растений. Многие предприятия работают с ними. А есть китайские препараты, их чаще всего завозят к нам через Казахстан. Это может быть и не разрешенная к применению в России продукция, и банальные подделки, – говорит Вытоптов. – Завозят и некоторые препараты производства Казахстана, но не зарегистрированные у нас. Можно их считать контрафактом? Я считаю, конечно!".

Жадность или "чудеса"

По оценкам Вытоптова, некачественной агрохимией пользуется около 30-40% сельхозпроизводителей. Среди продавцов, говорит он, – нередко бывшие фермеры, у которых не слишком задался агробизнес, они бросили дело и ушли в "купи-продай".

"Очень много привозят из Казахстана. В основном мелкие предприниматели. Товар они зачастую хранят просто в гаражах. А иногда прямо с колес продают", – рассказывает глава "АгроХимСервиса". При том что агрохимия является токсичным продуктом и официальные склады ее хранения должны соответствовать целому ряду санитарных норм, в том числе иметь защитные зоны.

Главный козырь торговцев некачественной химии – низкая цена. Однако, по словам Вытоптова, за последние три-четыре года, после введения санкций, импортные производители очень "подвинулись" в прайсах. "Если раньше разница в цене между брендовыми и теми же китайскими продуктами доходила до 40%, то сейчас – максимум 10-15%", – объясняет он.

"Немало наших фермеров либо жадные, либо необразованные. Им звонят, предлагают препарат, говорят, что он дешевый и вообще супер. И они берут", – возмущается Юрий Богуславский.

Но Александр Вайс, исполнительный директор Союза крестьянских (фермерских) формирований края, не согласен. Он говорит, что крестьянин уже сам научен – он 10 раз подумает, взять дешевле и погубить весь урожай, или купить подороже, но у проверенных поставщиков. "Себе дороже выйти может", – говорит Вайс.

Он подтвердил, что "проблемная" агрохимия на рынке точно есть. И не только в крае – это общефедеральная ситуация. "Но на каком этапе кто-то что-то баламутит, мы не знаем", – говорит он. Более того, Вайс утверждает, что и у некоторых поставщиков, которые давно и официально работают на рынке, "рыльце в пуху" и "творятся чудеса", в том числе и они могут торговать китайскими препаратами. "Они тоже борются за рынок и периодически грызутся друг с другом", – считает Вайс.

Единственный способ противостоять контрафакту со стороны крестьян – работать с проверенными предприятиями, говорит он.

Каким может быть вред?

"Это как таблетки. Они лечат людей, а агрохимия – растения, они ведь тоже живые", – говорит Вытоптов.

Он подчеркивает: есть качественные препараты, которые не могут нанести человеку никакого вреда, а есть некачественные.

"Есть стереотип, что химия плохая. Но почему же мы тогда, когда заболеваем, пьем лекарства? Тут то же самое. Препараты агрохимии борются с вредителями, сорняками, болезнями. Но очень важно смотреть чистоту действующего вещества", – объясняет эксперт.

По его словам, по-настоящему качественный препарат делает именно чистота действующего вещества и также так называемые ПАВы – поверхностно активные вещества. Именно благодаря этому продукт становится сбалансированным, быстро распадается и менее пагубно влияет на окружающую среду.

"Когда человек заболевает, он тоже принимает лекарства. Зачастую его выздоровление и последствия лечения зависят от качества препарата, который он пьет. С растениями все то же самое, – проводит аналогию Вытоптов. – Обрабатывая их препаратами сомнительного качества, мы получаем риск последствий. Вредные вещества остаются в почве, вымываются в подземные воды, остаются в самих культурах. Качественные препараты распадаются за 10-15 дней полностью".

Роспотребнадзор: этого не может быть

В региональном управлении Роспотребнадзора уверены: такого процента контрафакта на рынке быть не может. Последние случаи выявления некачественной агрохимии и тем более их следов в продуктах питания были зафиксирован много лет назад.

Лариса Зубова, начальник отдела надзора за гигиеной труда и коммунальной гигиеной краевого управления, приводит пример. После того как в крае массово погибли пчелы, в 12 районах Алтайского края проводились проверки. Выяснилось, что все сельхозпредприятия покупали препараты исключительно у оптовых поставщиков региона. Каждый доказал это документально. И все работали только с разрешенными наименованиями. "Мы сами переживали: вдруг контрафакт, но ни один случай это не подтвердил", – подчеркивает Зубова.

Превышающих концентраций вредных веществ в почве не обнаружили. Свои замеры делали и специалисты краевого управления Россельхознадзора, они взяли пробы с 64 участков 17 предприятий. Все вещества были в допустимых пределах содержания, сообщили amic.ru в ведомстве.

Лариса Зубова признает: да, препараты токсичны, но для насекомых. Скажем те, что применяли для борьбы с вредителями на рапсе, для пчел имеют первый класс опасности, для человека – третий.

"Они очень быстро разлагаются и нигде не накапливаются, – говорит Зубова. – Собственно, один из принципов регистрации препаратов – чтобы он обладал меньшим воздействием и на человека, и на окружающую среду".

Правда, сельхозпроизводитель должен предупреждать заранее и население, и пасечников о проведении обработки полей. А этого многие не делают. Скажем, по итогам проверок после истории с пчелами все хозяйства оштрафовали за неисполнение этого требования.

Кроме того, Зубова обратила внимание, что у Роспотребнадзора есть перечень, в котором по каждому хозяйству расписано, на какой культуре какая химия применялась и в каком году.

"Например, мы видим, что продукция поступила из Ставрополья, смотрим, где изготовлена – и можем узнать, каким пестицидом обрабатывалось поле. И пробы продукции исследуем на наличие этого пестицида", – объяснила Лариса Зубова.

По ее мнению, использование некачественных препаратов в больших объемах невозможно. "Это грубейшее нарушение, – говорит эксперт. – Я думаю, очень сложно ввезти незарегистрированный пестицид на территорию страны. Просто нереально. Это категорически запрещено. Это опасные грузы, которые подлежат перемещению в соответствии с определенными разрешительными документами".

У государства руки не дошли

Однако к контролю за оборотом агрохимии на рынке вопросов очень много. Тот же Роспотребнадзор занимается только контролем за применением химикатов, чтобы не допустить плохого влияния на здоровье человека.

А вот надзора за оборотом рынка нет. До 2011 года эти полномочия были у Россельхознадзора, но затем их у ведомства изъяли. Число плановых проверок на эту тему сократилось на 99%, сообщили amic.ru в региональном управлении.

"Контроль хранения, перевозки, внесения и утилизации тары из-под агрохимикатов практически отсутствует", – говорится в ответе Россельхознадзора на запрос amic.ru.

Перемещение агрохимии через границу с Казахстаном контролируется таможней. Однако у России с соседней страной – единое таможенное пространство, в котором правила гораздо мягче. Решением комиссии Таможенного союза еще от 2010 года говорится, что для перемещения товаров внутри союза, а также из третьих стран достаточно стандартных коммерческих и товарно-транспортных документов.

Для ввоза именно агрохимии требуется также иметь специальную лицензию, ее должны выдавать в Россельхознадзоре, сообщили в Алтайской таможне. Здесь также рассказали, что с 1 января по 15 октября "ввоз пестицидов в регионе деятельности Алтайской таможни не зарегистрирован".

"Продавцы "плохой" химии – безнаказанные! Это вообще за гранью. Ведь мы говорим о национальной продовольственной безопасности, – возмущается Юрий Богуславский. – Убрали контроль Россельхонадзора – и везут все. Я считаю, что за ввозом химикатов нужно следить, как за импортом спиртного. За этим же следят: не дай бог лишний литр провезут".

Александр Вайс говорит, что никто не знает, на каком этапе появляется проблемная продукция: производства, ввоза или уже у продавца. "И ни одна лаборатория не делает входящие анализы по этой химии. Это государственная проблема", – уверен он.

Анатолий Вытоптов считает, что у государства не дошли руки до этого рынка. "В основном проверяют тех, кто легально работает. Но есть большой рынок средств защиты, который не поддается никакой статистике и контролю", – уверенно говорит он.

В наведении порядка, считает Вытоптов, инициатива должна идти в первую очередь от экологов: "От тех, кто заботится о подрастающем поколении, о том, чем мы кормим детей. Я всегда говорю, что некачественные препараты – это ласковые убийцы. Если неправильно их применять, они пойдут во вред, а если по уму – то принесут пользу".

Повторится ли пчелиная трагедия?

Массовое отравление пчел в нескольких регионах России произошло из-за того, что хозяйства в разы увеличили посевные площади под рапс. А это, в свою очередь, случилось потому, что российские аграрии получили возможность экспортировать этот продукт в Китай по высокой цене.

"А рапс очень любят вредители. С увеличением площадей посевов возросла популяция капустной моли. И если раньше она рассредоточивалась по другим сорным и культурным растениям, то теперь сконцентрировалась на рапсе. Порог вредоносности был превышен в разы", – рассказывает Анатолий Вытоптов.

Аграрии были вынуждены защищать посевы. И вместо обычных двух-трех раз обрабатывали поля по пять-шесть. В том числе препаратами с первым классом опасности для пчел. Население многие не известили.

По правилам, сельхозпредприятия должны еще оповещать пчеловодов. Однако здесь возникает проблема: у очень немногих пасечников и аграриев есть договорные отношения.

"Я с большим уважением отношусь и к тем, и к другим. Но сегодня можно констатировать, что подавляющее большинство пасечников сегодня в крае – партизаны. Где захотели – там встали. И не уведомили. Не все так делают, но многие, – считает Вытоптов. – При этом большинство знает, на чьи поля встает. Ну можно же спросить. В конце концов, это частная территория, надо совесть иметь. И сельхозпроизводитель, как правило, знает, кто у него стоит. Но тоже махнет рукой и скажет: "Он не предупредил – сам виноват". В итоге есть две стороны, которые не идут на контакт, хотя друг в друге заинтересованы".

По итогам отравления пчел в управления Россельхознадзора и Роспотребнадзора поступило совокупно более 40 жалоб, в первом случае – из 10 районов, во втором – из 12.

Учитывая текущую конъюнктуру рынка, скорее всего аграрии продолжат выращивать рапс. Однако в организации обработки полей станут более осторожными, обжегшись на опыте текущего года, будут предупреждать жителей и пчеловодов заранее.


Автор:
Елена Маслова Редактор

Комментарии

21.10.2019 11:20
- гость -

Вот и не удивляйтесь, от куда рак в таких количествах. Экопродукты от экофермеров.

21.10.2019 11:39
- гость -

Ну да ещё много дурачков верят что в алтайском крае отличная экология ))))

21.10.2019 12:05
- гость -

Пчёл уже года три, как не видно. Похоже, здесь не рапс виноват.

21.10.2019 17:02
- гость -

Смертную казнь за контрафакт мед препаратов и пестицидов!

21.10.2019 20:36
Гость

Есть очень большая проблема производства ХСЗР. Любой препарат регистрируется Госкомиссией по комплексу документов - досье. В досье указан и производитель действующего вещества, доказана его безопасность в отношении природных объектов либо меры по ее обеспечению в случае токсичности - когда после обработки можно выходить в поле, расстояние до водоемов и тд и тп.
Но регистрируют на одном сырье, производят на другом. Чаще всего меняется Европа на Китай. Химическая формула одинаковая, но примеси и их содержание иное.
В Китае на складе готового продукта видел препарат глифосатной группы с указанием производителя - компании из Барнаула с указанием адреса и пр. Что там китайские братья намешали трудно сказать.
В России в настоящее время ДЕЙСТВУЮЩИЕ ВЕЩЕСТВА не производятся от слова совсем. Поэтому любой препарат производства РФ - лотерея, даже при наличии регистрации и пр.

Загрузка...
Войти     Зарегистрироваться
Имя
Архив новостей