Прямой эфир

Слушать радиостанции Барнаула
Новости

Вернуться к истокам: как узнать историю своей семьи и кто может в этом помочь

, ИА "Амител"
Радость и гордость испытывают люди, нашедшие информацию о своих предках. Эти эмоции может испытать каждый: нужно только захотеть

Человек, не знающий своих предков – что дерево без корней. Но, к сожалению, в современном мире мало кто знает историю своей семьи дальше имен прабабушек и прадедушек. Куда обратиться и с чего начать, если возникло большое желание узнать, откуда вы родом и кто ваши предшественники? Как добыть информацию, если связь с родственниками давно утеряна? На эти и другие важные вопросы ответили гости радио "Эхо Москвы в Барнауле" Елена Егорова, заместитель директора по основной деятельности Государственного архива Алтайского края, и Мария Пашкова, региональный координатор проекта "Моя история" "Волонтеров Победы".

– Архивы хранят в себе огромные пласты истории. Мария, удалось ли вам найти там какую-то новую информацию о своих предках, которую вы раньше не знали?

Мария: Да. Побывав на одном из мастер-классов архива, я нашла информацию о переселенцах, и среди нее – о моем прапрадедушке и его семье. Там прописано все: имя, фамилия, национальность, сколько детей у них было и какого возраста, какое у них было хозяйство. И все это – очень подробно.

– И откуда, если не секрет, ваш прадед приехал?

Мария: Он переехал с семьей из семи человек из Курской области в Ключевский район Алтайского края. Это было в годы столыпинской реформы, когда осваивались новые земли, основывались новые села.

– Какое у вас было чувство, когда вы увидели фамилию своего предка в архивных документах?

Мария: Это была огромная радость, сильные эмоции. И когда я рассказала об этой находке своей семье, они тоже были рады и удивлены.

– Планируете ли вы и дальше работать в архивах?

Мария: Конечно. Мне это интересно, поэтому я и занимаюсь направлением "Моя история".

– Многие, особенно молодежь, считают, что архивы – это скучно. Вы согласны с этим мнением?

Мария: Когда-то я тоже так думала, но сейчас с нашими ребятами-волонтерами мы точно знаем: это не так. В архивы ходят люди интересующиеся, с целью что-то найти, поэтому им не может быть там скучно. Побывав на открытии одной из выставок в архиве, наши ребята тоже пришли с горящими глазами, мотивацией и желанием возвращаться туда снова и снова.

– А есть ли какие-то истории у ваших волонтеров, когда им удалось найти что-то такое, что их потрясло, удивило, поразило?

Мария: Волонтеров мы набрали недавно. Они загорелись этим всем, начали искать, подавать заявки, поэтому чуть позже мы расскажем о результатах. Пока еще рано.

– Елена Дмитриевна, насколько масштабен архив Алтайского края? Как глубоко можно там копнуть – на 100 лет, на 300 лет или, может, еще больше?

Елена: Это зависит от разных обстоятельств. У нас вообще очень специфичный край: он заселялся постепенно, и массовые переселения на территорию региона у нас начались только в конце XIX – начале XX века, во время столыпинской реформы. В нашем архиве хранятся документы с 1744 года, то есть примерно за 300 лет. А что касается документов по восстановлению истории рода, то говорить о более-менее системных источниках можно примерно с последней трети XIX века, а именно с 1864 года. С этого периода начинаются более полные источники – метрические и окладные книги, которые содержат сведения о семье. Источники до 1864 года не такие полные, отрывочные. Нужно учитывать также, что население того периода было немногочисленным, а основная масса ныне живущего населения, конечно, имеет переселенческие корни: это потомки людей, которые пришли к нам из европейских губерний в конце XIX – начале XX века.

Если вы захотите изучить историю своего рода, семьи, нужно быть готовым к тому, что в нашем архиве вам не дадут всех данных сразу: это дело кропотливое, долгое, требующее особого терпения и настроя на длительный поиск. Есть исследователи, которые ходят к нам годами. Не все можно найти по документам нашего архива: если ваши предки пришли из европейских губерний, как в истории с Машей, нужно делать запросы в архивы европейской части нашей страны. Непосредственные источники, которые являются основополагающими при родословных поисках, – это книги актовых записей гражданского состояния, которые ограничиваются 1923 годом. Косвенные источники могут быть открыты до 1944 года, а дальше это уже конфиденциальные сведения: с ними позволят ознакомиться только при подтверждении прямого родства. Мы работаем в рамках законодательства, которое ограничивает доступ к документам для "неродственников" 75 годами.

– Неоднократно приходилось слышать, что какие-то документы рассекречивают. Как это происходит?

Елена: Мы рассекречиваем, прежде всего, те документы, которые хранятся у нас, которые поступают к нам на хранение. Комплекс этих документов достаточно небольшой, и по обсуждаемой нами теме – войне и связанными с ней моментами – у нас документов нет: они хранятся в фондах Государственного военно-исторического архива, фондах военкоматов. Те документы, которые у нас на сегодняшний день хранятся в секретной части архивного фонда Алтайского края, – это документы органов исполнительной власти. Прежде всего, Крайисполкома за военные и последующие годы.

Согласно закону о государственной тайне, через 30 лет после создания документа он подлежит рассекречиванию и экспертизе. Если сведения продолжают сохранять секретный характер, срок засекречивания может быть продлен, если нет – документ открывается. Определенная проблема в этом плане есть у нас с документами партийных фондов: их объем настолько велик, то даже несмотря на то, что ежегодно мы рассекречиваем более 2000 документов этой категории, не успеваем это сделать так быстро, чтобы выдержать 30-летний период.

– А можете припомнить какую-то резонансную информацию, которая была рассекречена?

Елена: Особо резонансного у нас в государственных архивах нет: такие документы сосредоточены в органах НКВД-ФСБ, милиции. У нас, на местном уровне, хранятся документы о деятельности органов власти, связанные с эвакуацией и обустройством предприятий оборонной промышленности. И здесь есть такой момент: по закону мы можем рассекречивать только документы, созданные на территории края. Документы вышестоящих организаций – Наркомата обороны, российских и всесоюзных министерств – мы не можем рассекречивать, и они остаются у нас на секретном хранении до того, как будут рассекречены подлинные документы в центральных архивах.

– Но, получается, историю своей семьи архив все-таки поможет раскрыть?

Елена: Конечно.

– А что нужно сделать нашим слушателям, чтобы понять, откуда мы здесь, в Алтайском крае, появились?

Елена: Мы имеем уникальный для сибирских архивов фонд – первичные документы Российской сельскохозяйственной переписи населения 1917 года. Это отправной источник для дальнейших поисков своих корней, к которому нужно обратиться прежде всего. Он содержит информацию о "губернии выхода" (есть такое понятие, когда мы говорим о переселении) либо же указание на то, что на 1917 год это были коренные жители, которые переселились до столыпинской реформы. Поясню, что в XIX веке была такая форма учета населения, как приписки, и все, кто по столыпинской реформе к нам переселились, числились крестьянами европейских губерний, поэтому не случайно в переписи 1917 года у них указана губерния выхода. Также в анкетах сельхозпереписи указана не только губерния выхода, но и год выхода, поэтому сразу сужается круг источников, к которым вам нужно обращаться на следующем этапе поисков. Это будут какие-то метрические книги до момента переселения либо нужно будет обратиться в государственный архив той области, из которой было выселение.

– Давайте скажем, куда прийти, где вы находитесь, какой у вас график работы…

Елена: Мы открыты абсолютно для всех, работаем по стандартному для госучреждений графику – с 9:00 до 18:00, с исследователями – до 17:00. Наш адрес – ул. Анатолия, 72. Работаем с понедельника по пятницу, последняя пятница месяца – выходной день. Обращайтесь, приходите, мы рады всем и готовы оказать помощь.

С 2015 года мы регулярно – минимум 3-4 раза в год – проводим мастер-классы для всех желающих. Поиск информации требует определенной подготовки, наличия определенных знаний о своих родственниках, и наши разъяснительные мастер-классы как раз знакомят с порядком работы с документами, с кругом источников. Пройдя их, люди приходят уже более подготовленными, и поиск становится более эффективным. Последний мастер-класс у нас прошел 15 ноября с волонтерами Победы, которые работают по проекту "Моя история".

– Мария, проект "Моя история" – о чем он? Кому и чем он может помочь, и почему он считается одним из самых главных проектов движения "Волонтеры Победы"?

Мария: Проект, прежде всего, о том, что является главным для каждого из нас: он о семье, о семейной истории, и он может помочь каждому, кто интересуется, кто хочет найти. Мы направляем, помогаем, объясняем, с чего начать, какие вопросы задать. У нас даже есть буклет – как подойти к своему родственнику, с каким вопросом…

– И какой первый вопрос стоит задать своим родственникам?

Мария: Нужно узнать имя, фамилию кого-то из предков, примерный возраст (дату рождения), откуда приехал или откуда призван. Это самое основное. Потом с этими данными мы уже смотрим по электронным базам и идем в архив.

– А что это за базы? Где их найти?

Мария: В интернете есть три самых основных: это "Мемориал" (по Великой Отечественной войне), "Память народа" и "Подвиг народа". Советую проверять информацию во всех трех, потому что они отличаются.

– В чем основные сложности вашего проекта?

Мария: Главные сложности были вначале, когда проект только запускался: не было понимания, что мы должны делать, какая наша основная цель, чем мы можем помочь другим людям. Первой нашей задачей было заключение соглашений с архивами, и в Алтайском крае мы справились с ней хорошо. Но вот в других регионах не все архивы пока вышли на связь.

– Мария, а какова ваша история: кто у вас воевал, и как ваша семья связана с Великой Отечественной войной?

Мария: Пока я еще совсем мало знаю о военном пути своих родственников. Из рассказов бабушки по папиной линии знаю, что мой двоюродный прадедушка пропал без вести во время войны с Японией, а мой родной прадед-фронтовик не любил говорить о войне и плакал, когда слышал о ней, видел военные фильмы...

– Что вас привело в волонтерскую работу?

Мария: Волонтерством я занимаюсь давно, а в проект "Волонтеры Победы" пришла позже. Началось все с какого-то военного квеста. Потом было 9 мая: огромные эмоции, когда видишь, сколько идет людей на парад и в шествии "Бессмертный полк". Позже уже узнала о том, какие запускаются проекты, и осталась именно в "Волонтерах Победы".

– А были моменты, когда хотелось все бросить, уйти?

Мария: Нет. Была усталость, были трудности с проектом, но мы их пережили.

– Какая история, с которой вы столкнулись в ходе волонтерской работы, вас особенно впечатлила?

Мария: Мы часто ходим к пожилым людям, к бабушкам, помогаем им с уборкой, мытьем окон. Зачастую у них никого нет, и даже своих детей они пережили: очень грустно это видеть.

С одной из таких бабушек мы дружим. Ей 93 года, и в годы войны она работала в Камне-на-Оби воспитателем, с детьми, которые переселились из блокадного Ленинграда. Она была самой молодой из воспитательниц, и позже, уже в Барнауле, ее бывшие воспитанники продолжали с ней общаться, поддерживать. И таких людей очень много. Вы не представляете, насколько им важно общение, моральная поддержка.

– Давайте дадим контакты: может, кто-то хочет о такой бабушке сообщить или захочет к вам присоединиться, стать волонтером?

Мария: Мой телефон: 8-963-536-42-27. Вы можете позвонить мне, и я вас скоординирую по проекту, по направлению и по любой волонтерской деятельности.

– Елена Дмитриевна, а вы с каким настроением идете на праздник Победы? Как вы отмечаете 9 Мая и кого хотели бы вспомнить?

Елена: Мы всегда вспоминаем, конечно же, своих родственников, которые воевали. Это наш дедушка по материнской линии Четошников Петр Степанович, это братья моего отца, которые участвовали и погибли.

Это и радость, и печаль одновременно: не зря День Победы – "праздник со слезами на глазах". Это и скорбь, и героизм, и гордость за нашу страну, за наш народ, за то, что мы непобедимы, что мы едины.

– Вы ходите в "Бессмертном полку"?

Елена: Да, несколько лет мы с братом ходили, но в последние годы уже нет. Могу сказать, что это замечательная акция, и нам как историкам и архивистам особенно заметно, когда начинается всплеск интереса к этому периоду истории. В 60-е, 70-е годы ХХ века был особый подъем интереса молодежи, общества, в эти годы начался сбор воспоминаний. В сложные 80-е, 90-е и 2000-е интерес к войне был невысок, а сейчас мы вновь видим всплеск. Люди уходят, уходят воспоминания, и их нужно сохранить.

– Хочу напомнить, что проект "Победа в каждом из нас" ждет семейные истории от жителей Алтайского края. Истории побед принимают на адрес электронной почты pobedavnas@mail.ru.


Автор:
Коммерческий отдел Commerce +7 (3852) 59 44 66

Комментарии

18.11.2019 16:34
Трутень

Все мы тут приезжие. Деды сюда перлись в основном за работой и жильем. А мы теперь мучайся. Впрочем, немало и ссылали сюда, может поэтому тут как в ссылке.

Загрузка...
Войти     Зарегистрироваться
Имя
Архив новостей