Прямой эфир

Слушать радиостанции Барнаула
Новости

Скончался известный писатель и журналист Станислав Кондрашов (фото)

, ИА "Амител"

Накануне вечером, 28 августа скончался известный писатель, журналист международник Станислав Кондрашов. Это случиловь в одной из московских больниц.  На его книгах выросло ни одно поколение отечественных репортеров, имя Кондрашова хорошо известно не только среди коллег, с его мнением считались и политики, и дипломаты.

Коллеги из "Известий" вспоминают:  он пришел в работать в издание "в тапочках, костюме институтского друга и с десятком школьных сочинений. А первую заметку, "Разгул реакции на Кубе" — о тогдашем лидере Батисте, — редактор переписал до последнего слова. Через полвека статьи и книги Конрашова будут не переписывать, а списывать, называя учебником для новых поколений журналистов".

"Он был самым сильным, номером один журналистом-международником. Его отличали глубина, философское осмысление материала. Можно жонглировать фразой, слово у Кондрашова было не самоцелью. Он употреблял его, чтобы выразить мысль", — говорит президент торгово-промышленной палаты РФ, известный специалист по Ближнему Востоку Евгений Примаков.


Звание американиста много лет спасало Кондрашов ото лжи. Он не стал писать про ввод войск в Прагу и Афганистан, сославшись на собственную тему. Оставаясь советским журналистом, ему удавалось почти невозможное: сохранять объективность. В начале 80-х во всесильном Главлите прочитали уже набранный текст его "Путешествий американиста" и удивились: "А он вообще за нас или за них?" Но дальше полемизировать не стали — набор просто рассыпали. Он, конечно, был за нас. Вот только метафора "Нью-Йорк — город контрастов" — это точно не кондрашовский стиль. "Станислав Кондрашов учил советских людей смотреть на зарубежный мир без предвзятости, без идеологических шор", — полагает политический обозреватель "Российской газеты" Всеволод Овчинников.

В конце 70-х страна узнала, как выглядит автор блестящих статей. "Не надо, Стасик, у тебя нет дикции и эффектной внешности" — говорили друзья. Зато было что-то куда более важное. Он выходил в эфир, и его слушали телезрители, ощущая, что человек с экрана не просто льет воду на пресловутую идеологическую мельницу.

Весной этого года вышла, как теперь уже ясно, его последняя книга — "На сломе эпох. Летопись очевидца". "Это пример того, с чем журналист может придти, вот Кондрашов мог прийти с таким двухтомником. Так получилось, что этим он подвел черту под своей насыщенной жизнью", — резюмирует обозреватель газеты "Известия" Станислав Сергеев. В этих двух томах Станислав Кондрашов объективно и необычайно точно зафиксировал почти каждое движение российского политического маятника последних 25 лет. Таких сверхпрофессиональных очевидцев у новейшей истории почти не осталось.


Комментарии

Загрузка...
Войти     Зарегистрироваться
Имя

Архив новостей