Фантастическая безопасность:Борис Стругацкий высказался по поводу новых полномочий ФСБ

10 августа 2010, 13:18

Сегодня, 10 августа, вступают в силу поправки к Федеральному закону о ФСБ, вызвавшие в середине лета массу споров. Некоторые зарубежные издания — такие как Guardian, The Daily Mail и Berliner Zeitung - указывали на схожесть поправок с "Законом о мыслепреступлении" из антиутопии "1984" Джорджа Оруэлла. Согласно Оруэллу, мыслепреступление в будущем — это единственное преступление, которое карается смертной казнью.

Одним из самых спорных положений закона стала данная сотрудникам ФСБ возможность предупреждать еще не совершенные преступления путем вынесения предполагаемому нарушителю официального предостережения. Поскольку на сегодняшний день подобные методы лучше всего описаны в фантастической литературе, Forbes попросил ведущих российских писателей-фантастов прокомментировать законодательные нововведения. Предлагаем читателям ИА "Амител" ознакомиться с мнением одного из самых известных и любимых в России писателей, Бориса Стругацкого:

 - Я никак не берусь оценивать юридическую сторону проблемы. Я, честно говоря, так и не понял, кому и зачем понадобился этот странный закон. Можно подумать, ФСБ вчера не имело ни прав, ни возможностей вызвать "подозрительного человека" для беседы и предупредить его "о неполном соответствии". Ведь практика подобного рода существует у нас в стране еще с Андроповских времен, — тогда это называлось "профилактической беседой", оказывало зачастую на начинающего диссидента буквально волшебное воздействие и не требовало никаких юридических обоснований. Совершенно не вижу, что именно мешает ФСБ действовать аналогичным образом и сегодня.

Однако, видимо, что-то мешает. Видимо, появилась потребность придать совершенно, казалось бы, невинному (и я бы сказал, естественному) действию компетентных органов строгое юридическое обоснование. Неужели именно таким вот образом мы надеемся превратить Россию в строго юридически ориентированное государство? Сделать общество свободным, точно установив длину цепи, на которое обществу разрешается быть отпущенным? Что не запрещено, то разрешено. Отлично! Европа! Но при этом запрещены: критические выступления против начальства; все мнения и суждения, не совпадающие с официальными; какие угодно сомнения в правильности существующего положения вещей. Все это называется (может быть названо судом) экстремизмом и может быть ущучено по всем правилам юридической науки. Кстати, раньше все это называлось "антисоветчиной" и каралось то по 58-й, то по 70-й, то по 190-й статье УК. Сегодня нам, видимо, стало неуютно жить без этого проверенного временем набора.

Что ж, все возвращается на круги своя. Юридический фундамент суверенной демократии, можно сказать, готов, и становится окончательно ясно, чем суверенная отличается от обыкновенной: обыкновенная способна предотвратить загнивание социального организма (дисперсия мнений, свобода критики, свободный поиск новых устройств общества), а суверенная — нет.

В новости использовано иллюстративное фото с сайта: http://www.baku.ru.

Комментарии
    Новости партнеров