Обком закрыт, всех ушли. Первый запретный плод российской демократии

6 ноября 1991 года молодая российская демократия вступила на скользкую дорожку запретов. Указом Бориса Ельцина на территории РСФСР была запрещена деятельность КПСС и КП РСФСР.

6 ноября 2015, 11:27

6 ноября 1991 года указом президента России Бориса Ельцина прекращена деятельность на территории РСФСР двух партий - КПСС и КП РСФСР. Этот указ был воспринят неоднозначно некоторыми известными политиками и общественными деятелями, а позже выяснилось, что документ и вовсе толкнул молодую российскую демократию на скользкую дорожку необоснованных запретов и непродуманных решений. Это дает повод ИА "Амител" вспомнить о первом в современной российской истории запрете партии. 

Публицистика вместо закона

Сегодня это может показаться странным, но президентский указ от 6 ноября 1991 года не имел под собой достаточных правовых оснований и фактически противоречил действовавшей тогда Конституции РСФСР.

Согласно указу, деятельность КПСС и КП РСФСР на территории РСФСР была запрещена, их организационные структуры предписывалось распустить, а партийное имущество подлежало национализации.


При этом формулировки, содержавшиеся в указе, отличались публицистическим уклоном и минимумом юридических аргументов. "События 19-21 августа высветили со всей очевидностью тот факт, что КПСС никогда не была партией, - говорилось в преамбуле указа. -  Это был особый механизм формирования и реализации политической власти путем сращивания с государственными структурами или их прямым подчинением КПСС. Руководящие структуры КПСС осуществляли свою собственную диктатуру, создавали за государственный счет имущественную базу для неограниченной власти…" Никаких юридических заключений по всем вышеприведенным пунктам не было дано. Единственный аргумент заключался в том, что названные пункты обвинения якобы "подтвердились в ходе открытых слушаний в Верховном Совете РСФСР о роли КПСС в государственном перевороте 19-20 августа". Однако данные слушания представляли собой больше упражнения в риторике, чем  реальное разбирательство.

Впрочем, на такие мелочи в то время, в период "угара демократии", мало кто обращал внимание. И подобные вольности молодой российской власти сошли с рук. Но о них вспомнят уже в сентябре 1993 года, когда президент Борис Ельцин выпустит новый юридически сомнительный указ – о роспуске Верховного совета РФ. После него последуют трагические события 3-4 октября 1993 года в Москве.

Попал как суд в ощип

Впрочем, некоторые российские депутаты заволновались уже тогда. И вскоре после выхода указа стали обращаться в Конституционный суд РФ (КС РФ) с требованием разобраться с его правомерностью. К тому времени структуры КП РСФСР (КПСС с распадом СССР автоматически перестала существовать) продолжали действовать под названием ряда мелких структур (в частности, РКРП), а имущество партии успели отобрать и передать. Например, здание Алтайского крайкома КПСС (находившееся в Барнауле на проспекте Ленина, 25) было передано краевому суду, сегодня там находится Дворец юстиции.

И перед Конституционным судом встал сложный вопрос, о котором позднее вспоминали тогдашние его члены. Если признать указ полностью противоречащим Конституции РСФСР (которая продолжала действовать до принятия нового основного закона страны на референдуме в декабре 1993 года), то это может вызвать тяжелые последствия и политическую дестабилизацию в стране. После начала действия "шоковой терапии" в январе 1992-го такое развитие событий было вполне реально. "Попали как кур в ощип", - ехидничал о положении Конституционного суда в тот момент один известный ныне своими "охранительными" взглядами политолог. 


Поэтому Конституционный суд принял "антисоломоново" решение (потому что проявить мудрость в тех условиях было просто невозможно) - он подтвердил правомерность указа в целом, но отменил его некоторые положения, что не соответствовали требованиям российского законодательства. Таковыми были названы требования роспуска первичных партийных организаций, образованных по территориальному признаку, а также национализация части имущества, являвшейся собственностью КПСС либо находившейся в ее ведении. 

Впрочем, практического значения эти решения КС РФ уже не могли иметь – партия уже сменила название и продолжила действовать, а имущество все равно возвращать никто не собирался, ибо слишком много было новых желающих его заполучить.

К сожалению, президентский указ 6 ноября 1991 года положил начало недоброй традиции российской политической жизни – подмене громкой риторикой детально проработанных оценок и решений. Октябрь 1993-го, Чечня 1994-го, залоговые аукционы 1995-го, президентские выборы 1996-го…. Уже в нулевые годы у многих партий и общественных движений станут отменять регистрацию, а некоторые будут даже запрещать. И далеко не всегда с полным на то основанием. Среди пострадавших, между прочим, окажутся и мелкие коммунистические объединения. 

И уж конечно, все познается в сравнении. В этой связи будет нелишним вспомнить строчки из указа о запрете КПСС и КП РСФСР и сравнить их с последующими событиями в отечественной истории. "… Деятельность этих структур носила явный антинародный, антиконституционный характер, была прямо связана с разжиганием среди народов страны религиозной, социальной и национальной розни, посягательством на основополагающие, признанные всем международным сообществом права и свободы человека и гражданина…" 

Комментарии
    Новости партнеров