Даже тело некому забрать. Главврач РТП о том, чем для людей оборачивается отказ от прививки

Ирина Вильгельм убеждена, что вакцинация позволяет снизить смертность от COVID-19 в разы

2 декабря 2021, 11:03, Александр Соколов

Из всех пациентов, которые умерли в главном ковидном госпитале Алтайского края (РТП), привитых было только 2,5%. Об этом 1 декабря рассказала руководитель медучреждения Ирина Вильгельм в ходе дискуссии с губернатором Виктором Томенко. По её словам, это количество "несоизмеримо" с теми, кто не поставил вакцину и скончался от коронавируса. Врач рассказала, чем лечат ковидных пациентов, почему непривитый человек – это "биологическое оружие" и почему все рассуждения антипрививочников о "свободе" неуместны в разгар пандемии.

О том, чем лечат в ковидном госпитале

– Когда заболевание уже случилось, мы вынуждены применять большие дозы гормонов и препараты, подавляющие иммунитет. Но это уже мера отчаяния фактически. И пациентов это не останавливает, они на это готовы, чтобы вылечиться. Хотя в случае с этими препаратами, как и с вакциной, тоже нет никаких 100% гарантий.

Люди боятся вакцины, но совсем не боятся лекарств. При этом многие из них тоже были быстро разработаны, как и прививки. Некоторые препараты точно так же закупают вне регистрации по особому разрешению.

Мне каждый день приходится видеть трагедии, страх, боль за близких, желание чем-то помочь. Но почему-то это желание возникает только тогда, когда человек уже заболел. Люди сразу готовы купить любые дорогостоящие лекарства. Но бесплатно привиться от коронавируса они почему-то были не готовы.

"В лайт-режиме". Попов рассказал, сколько привитых в Алтайском крае заразилось COVID-19

О том, почему непривитые – "биологическое оружие"

– Когда человек решает свою судьбу, это один вопрос. Но когда он решает судьбы близких, других призывает не прививаться, это совсем другое. Фактически человек наносит вред здоровью окружающих и при этом не отвечает за последствия.

Мы ведь сейчас не будем рассуждать, что с оружием нельзя заходить в места массового скопления людей. А вирус – это такое же оружие. Биологическое. Человек заразен и он заражает других. Принцип "заболел – останься дома" у нас не срабатывает. Идут в коллективы, в магазины. Разносят вирус, не понимая, что делают.

И здесь, наверное, надо поступать более жёстко. Мы слишком долго терпимо относимся к этой ситуации. Слишком долго.

О тех, кто переболел легко и не боится

– Не надо испытывать судьбу. Никто не гарантирует, что если переболел, не заболеешь повторно. И никто не гарантирует, что повторное заболевание будет легче протекать.

Бывает, человек сам легко переболел, а семья в реанимации. Да, к нам поступают семьями. Представьте, дети в одной больнице, родители – в другой, их родители – в третьей. Иногда даже тело умершего некому забрать, потому что все родные в ковидном госпитале. Эти трагедии будут иметь долгие психологические последствия для всех нас.

Об антипрививочниках и их доводах

– У антиваксеров порой очень высокие, "грамотные" и красивые рассуждения. Конечно, так можно рассуждать, когда ты не смотришь в глаза этим больным, не видишь этих трагедий. Или не хочешь видеть, потому что это слишком тяжело и сложно. А об этом надо говорить. Обществу надо открыть глаза на то, что у нас не всё так благополучно.

Почему, если кто-то из сотрудников не желает привиться, рисковать должен весь коллектив? Часто говорят о правах и о свободе. Так она есть: свобода дистанционно работать и сдавать ПЦР-тесты за свой счёт. Я недавно очень интересное высказывание услышала: "Свобода – это в первую очередь право человека на жизнь. А если нет жизни, нет и других свобод".

До каких пор мы будем оставаться пищей для вируса? Неужели в наше цивилизованное время вместо того, чтобы ценить жизни, мы будем всерьёз рассуждать, нужна или не нужна прививка? Ничего более безопасного, чем собственный иммунитет, для лечения болезни пока не придумали.

Пять этажей тишины. Репортаж из красной зоны, где больше года борются с ковидом и смертью

Пять этажей тишины. Репортаж из красной зоны, где больше года борются с ковидом и смертью

О масштабе пандемии

– Сколько работаю, такой пандемии никогда не видела. И мои родители, которые были врачами, тоже не видели. Были вспышки других инфекционных заболеваний, но их удавалось быстро локализовать. Видимо, тот период длительного эпидемического благополучия воспитал в нас эту психологию: если мы не видели этого, то нас не коснётся. К сожалению, коснётся каждого в той или иной степени.

И мы видим, как с приходами новых штаммов меняется клиника. Видим не в СМИ, а у себя в госпитале. Звоним в Роспотребнадзор – а у нас, оказывается, новый штамм появился.

Если при китайском варианте COVID-19 больной успевал заразить одного-двух человек, то при "индийской дельте" – это уже 8-9 человек.

И сейчас, если наступит снижение заболеваемости, нам нужно будет это использовать и привить максимальное количество людей. Мы должны дать шанс своим близким если не избежать заражения, то хотя бы переболеть в лёгкой форме.

"Думала, пронесёт, а теперь тут". Что о вакцинации говорят врачи и пациенты "красной" зоны

Комментарии
    Новости партнеров