Надо бороться с иждивенчеством среди инвалидов - барнаульский активист

Интервью с Вячеславом Кайгородовым, активно отстаивающим права людей с инвалидностью

5 мая 2018, 05:04

В России нет ни одного города, где была бы полностью создана доступная среда для людей с инвалидностью. Много вопросов к медицинской реабилитации и санаторно-курортному лечению. Только начинает налаживаться система инклюзивного образования. Однако, это только одна "сторона медали". Вторая — нежелание и неумение самих людей с инвалидностью отстаивать свои права и адекватно позиционировать себя в обществе. Такое мнение в эфире радио Эхо Москвы в Барнауле высказал Вячеслав Кайгородов. Он является руководителем некоммерческого партнерства "Центр социальных инициатив "Алтай-ПАРУС", экспертом Общероссийского народного фронта в Алтайском крае и, как человек с ограниченными возможностями здоровья, активно отстаивает права инвалидов. Накануне 5 мая, Международного дня борьбы за права инвалидов с ним беседовала Александра Черданцева.

Корреспондент: Вячеслав Валерьевич, инвалидам Алтайского края есть необходимость бороться за свои права?

Вячеслав Кайгородов: Безусловно, есть еще много проблем, но лично мне слово "борьба" в данном контексте не нравится. Надо не бороться, а уметь договариваться и отстаивать свои права и интересы. Для изменения ситуации необходима консолидация усилий общественных организаций, власти и бизнеса. Например, сегодня много вопросов к медицинской реабилитации, санаторно-курортному лечению, достойному обеспечению техническими средствами реабилитации — на всё это люди с инвалидностью имеют право, а вот возможность получения не всегда.

Признавать инвалидность в России вскоре будут по новым правилам

Признавать инвалидность в России вскоре будут по новым правилам

Да, это очень дорого. Но проблема не только в деньгах. Нам самим очень часто не хватает готовности пользоваться теми возможностями, которые дает государство. Не хватает инициативы, желания развиваться, стремиться к чему-то. К сожалению, до сих пор часто встречаются люди с иждивенческим, потребительским настроением.

Многие возразят: как же это делать, ведь много барьеров. Жизнь штука непростая. Но я убежден, что если человек чего-то хочет, то он обязательно этого добьется.

Корр.: "Алтай-ПАРУС" как раз работает в этом направлении, пытается научить людей с ограниченными возможностями здоровья стать активнее?

В.К.: Именно. Сейчас мы реализуем проект, поддержанный Фондом президентских грантов. У нас действует инклюзивная имидж-школа "Преображение" для молодых ребят с инвалидностью. С участниками работают имиджмейкер, консультант по этикету, психолог, педагоги английского языка. В дальнейшем участников проекта ждут стилисты-парикмахеры и фотографы. И обязательно предстоят путешествия по краю и республике Алтай, в том числе при поддержке гранта губернатора Алтайского края в сфере развития туризма. Мы создаем условия и возможности для личностного роста, показываем, как открывать новые горизонты, как позиционировать себя в современном мире.

"Я теперь летать буду": Ивану Ревенко неравнодушные подарили новую коляску

Корр.: А как вы относитесь к инклюзивному образованию в общеобразовательных школах?

В.К.: Я принципиально поддерживаю инклюзию. Но тут главный принцип — не навреди. Надо соблюсти и интересы и особенности ребенка с инвалидностью, и интересы других детей в классе. Тут нужна грамотная работа, моральная и профессиональная готовность педагогов. Пока в Алтайском крае это направление развито слабо, точечно. Но начало положено.

Корр.: Насколько Барнаул доступен для проживания людей с ограниченными возможностями, маломобильных людей?

В.К.: Ситуация не простая. Не то, что в Алтайском крае — в России нет ни одного города по-настоящему доступного. К сожалению, сегодня мы говорим об отдельных элементах доступной среды в отдельных зданиях. Но их все же становится больше. И в Барнауле это видно.

Дело не только в деньгах. Хотя программа "Доступная среда" — это серьезные финансы. Многое зависит от конкретного руководителя. Например, мы с экспертами ОНФ ходили в горбольницу № 11. Смотрели парковку, дорожки. Обратились к руководству с замечаниями и просьбой исправить. И нас услышали. Причем исправили за счет своих, внебюджетных средств.

Повторюсь, я сторонник активной дипломатии. Сегодня надо договариваться, отстаивать свои интересы, а для этого нужна активная жизненная позиция людей с инвалидностью. Хотя, признаюсь честно, иногда хочется показательных судебных процессов и решений, когда речь идет о злостных нарушениях, например, в части формирования безбарьерной архитектурной среды.

Минтруд перечислил заболевания для получения бессрочной инвалидности

Минтруд перечислил заболевания для получения бессрочной инвалидности

Корр.: В Барнауле есть предприятия, которые берут на работу людей с ограниченными возможностями здоровья?

В.К.: Есть конечно. Есть те, которые по закону о квотировании должны предоставлять места для людей с инвалидностью. Но в основном, если и предлагаются, то простые и малооплачиваемые вакансии: разнорабочие, уборщики и так далее.

Тут вот еще в чем загвоздка. Сегодня очень сложно найти среди людей с инвалидностью действительно хороших специалистов. Даже среди тех ребят, которые получают высшее образование. Зачастую оно носит жутко формальный характер, за ним нет практически ничего. Молодой человек выходит в жизнь, но оказывается не конкурентноспособным.

А потому нужно заниматься с такими ребятами. Нужно чтобы человек с инвалидностью был максимально адекватным в этом мире. Вот тогда и наше мнение будет услышано.

Все-таки, для того, чтобы право стало возможностью, необходимо прилагать усилия человеческие, личностные, профессиональные, быть готовым к диалогу и всегда развиваться.

Комментарии
    Новости партнеров