"Пальцем показать легко". Попов о рекордной смертности, вакцине и третьей волне ковида

А еще о том, что алтайский Минздрав делал в 2020 году кроме борьбы с коронавирусом

15 декабря 2020, 07:03, Александр Соколов

Новый удар ковида по Алтайскому краю ждут в региональном Минздраве в январе. Причем очередной всплеск заболеваемости может быть даже похлеще осеннего, рассказал amic.ru министр здравоохранения края Дмитрий Попов. А последствия сентября, октября и ноября становятся ясны только сейчас: в регионе зафиксировали резкий скачок смертности. Amic.ru поговорил с министром о том, от чего осенью в крае умерло так много людей, как Минздрав готовится к новой волне ковида и когда, наконец, начнется массовая вакцинация, о которой недавно объявил президент.

О вакцинации

– Дмитрий Владимирович, давайте начнем с вакцинации. Президент недавно объявил о масштабной прививочной кампании. И в Москве она уже вовсю идет. А нам, как выяснилось, придется подождать. Чем вызвано такое неравноправие?

– Пока мы можем полагаться только на информацию, которую до нас доводит федеральное правительство. Иммунная прослойка в стране, по планам, должна составить порядка 60%. А до конца года планируется изготовить лишь около 2 млн доз вакцины "Спутник V". Понятно, что этого недостаточно. Поэтому есть определенная этапность.

Тем, кто ориентируется на Москву, я бы посоветовал посмотреть, а сколько человек там вообще живет. Нельзя измерять несоразмерное. Особенность эпидпроцесса в том, что начинается он в крупных городах. Это мы на примере края видим: самый массовый пик заболеваемости – в Барнауле. А районы отстают в процессе эпидемии на 2-3 недели в среднем. Поэтому логично, что вакцинацию начинать нужно там, где больше скученность. Тем более в Алтайском крае мы уже более масштабно приступаем к вакцинации.

– Это вы о той тысяче доз "Спутник V", которая поступила в край? Это же только для медиков. А всех остальных когда начнут прививать?

– Тысяча доз пришла к нам по соглашению с Минздравом России. Как помните, первые 42 дозы мы получили еще в октябре. До конца года ждем еще 963 комплекта вакцины. И весь этот препарат изначально целевым образом идет сугубо для медработников. Информации о том, когда нам ждать следующих поставок, мы пока не получали (как и другие субъекты). Думаю, очередность будет зависеть от количества населения в регионе. Очевидно, что массовая вакцинация начнется уже в следующем году.

"А нас скоро?" Когда вакцинация от ковида дойдет до Алтая и чем нас будут прививать

– Ирина Переладова недавно говорила, что население будут прививать вакциной от "Вектора", а не "Спутником V". Это так?

– Скорее всего, так и будет. По "Спутнику" слишком много ограничений: вакцину можно ставить только тем, кто не переболел. И только людям от 18 до 60 лет. То есть детей и пожилых мы ею пока прививать не сможем. Кроме того, там очень сложные условия хранения и перевозки: нужно поддерживать температуру от -18 градусов и ниже. Постоянно. И всю эту холодовую цепь от склада до больницы, где ставят прививку, мы должны выдерживать. А значит, нужны специальные морозильные лари, которые поддерживают температуру, и рефрижераторы. После разморозки есть всего час, чтобы поставить вакцину. Потом эффекта не будет.

Параллельно проходит испытания "ЭпиВакКорона". Там более привычные условия хранения: +2 до +8°С, то есть в обычном холодильнике. Не будет никаких сложностей с транспортировкой и ограничений для пожилых. Поэтому, я полагаю, она будет более массовой.

– То есть на "Спутник V" вы даже не рассчитываете, готовясь к массовой вакцинации?

– Нет, ведь мы не можем знать точно, никаких директив нет. Поэтому приходится прорабатывать оба варианта: и со "Спутником V" тоже. Когда ждали эту тысячу доз, стали смотреть: у нас есть две морозильных установки – в поликлиниках № 1 и № 9. Ну и на складе "Аптек Алтая". И все – ни рефрижераторов, ничего. Стали искать дополнительные мощности. Отработали вопрос с транспортными компаниями. Оказалось, подходящих рефрижераторов в крае очень мало – всего пять штук. Проводим поиск дальше.

Стали смотреть все холодильные установки, которые имеются в отрасли. У нас более 60 морозильных установок в районах и городах, в которых хранят плазму крови. Их мы бы тоже могли использовать для вакцины. Сейчас мы вошли в закупку – еще порядка 10 таких ларей получим. Теперь у нас есть понимание, как "Спутник V" может уйти за пределы Барнаула. Даже этой партией в тысячу доз думаем, как привить часть медиков в Бийске.

Но если поступит вакцина от "Вектора" – у нас уже все наработано. Это будет примерно та же схема, по которой мы сейчас проводим вакцинацию от гриппа. Возможно, какие-то дополнительные рекомендации от федерального Минздрава получим: по особенностям постановки и поствакцинального периода. Но это будет уже намного проще, чем выдерживать холодовую цепь. Люди смогут без проблем прививаться и в поликлиниках, и в мобильных передвижных комплексах.

ИВЛ в (не)посудной лавке

– Объясните, что сейчас происходит с "Посуда Центром", где планировали открыть ковидный госпиталь? Пошли слухи, что от идеи вообще решили отказаться. Распоряжение губернатора о создании больницы до сих пор не подписано.

– Пока мы не можем определенно говорить, что это будет "Посуда Центр". 30 октября было распоряжение губернатора с поручением Минздраву заняться поиском возможных мощностей, чтобы развернуть ковидный госпиталь в немедицинском учреждении. О "Посуда Центре" там пока ни слова. Решение еще впереди. Думаю, мы о нем узнаем в ближайшую неделю-две.

Мы же пока работаем с тем, что есть. Нам поручили проработать вопрос, и мы это сделали: определили, что работу в новом госпитале организует городская больница № 8. Уже даже составлен пофамильный список тех, кто будет трудиться в новом госпитале.

После подписания всех необходимых разрешительных документов коллектив зайдет на объект и начнет принимать пациентов.

– Когда тема была "погорячее", в СМИ писали, что проблема проекта – в отсутствии главного заказчика. И показывали пальцем на ваше ведомство. Мол, заказчиком должен выступить Минздрав, а он почему-то не торопится.

– Вы же понимаете, что можно пальцем показать: "Ты должен сделать". Тогда логичный вопрос: а где сделать и за какие деньги? Мы должны вложить бюджетные средства, а за них еще и отчитаться потом. Закупить лекарства, оборудование, набрать штат сотрудников. И это не по щелчку пальцев происходит.

Сегодня нет ни договора аренды, ни проекта, ни договора по проведению модернизации. Понятно, что это, скорее всего, будет "Посуда Центр". Но лучше дождаться официальной информации.

Узнали в четверг. Что говорят арендаторы

Узнали в четверг. Что говорят арендаторы "Посуда центра", где делают ковидный госпиталь

– Некоторые уверены, что в крае изначально неверно выбрали стратегию создания ковидных госпиталей. Например, руководитель "Пигмалиона" Алексей Маликов считает, что следовало выделить один большой центр для инфицированных, а не делать отделения в разных больницах. Тогда, по его мнению, удалось бы снизить риски заражения и не допустить вспышек в других лечебных учреждениях. Согласны ли вы, что это было ошибкой?

– Не согласен. Если бы Алтайский край помещался только в Барнауле, то, наверное, можно было бы это сделать. Если посмотреть нашу инфраструктуру, то ровно с такой стратегией мы и работали. Только с учетом реальной ситуации. У нас пятая больница вся отдана под ковид, № 12 – тоже вся, в Новоалтайске и Бийске – тоже больницы целиком. Мы не дробили, не кусковали и не вычленяли отделения.

Заниматься щипачеством – это бессмысленная и беспощадная история для людей, я согласен. Но инфекционные отделения в больницах были всегда. Например, в Михайловке это отдельный корпус. Если погрузиться в вопрос, то ровно так мы и поступили: ни в коем случае не кусковали больных по всему краю.

Да, создали ковидные подразделения внутри крупных больниц. Но сегодня ни один пациент не застрахован от того, что может быть переносчиком ковида. А инфаркты и инсульты у нас никуда не делись. И беременность тоже. Чтобы каждому оказать помощь, мы ковидные подразделения и открыли. Иначе мы бы эти больницы бесконечно закрывали. Как весной: один занос – учреждение выпадает на 14 дней. Так что это все домыслы, которые сегодня не имеют за собой конкретного предложения.

О новой волне ковида

– Вы неоднократно говорили о том, что в январе нас может ждать новый всплеск заболеваемости. Медики прогнозируют эпидемию гриппа, которая наложится на коронавирус. И что это может быть еще тяжелее, чем осенью, когда наложились сезонное ОРВИ и COVID-19. Как вы готовитесь к новому удару?

– Да, новый всплеск мы ждем. Единственное, не понимаем масштаба. Мы находимся в ситуации, когда не знаем, как грипп с ковидом себя поведут. Может быть, они будут конкурировать в организме. А может, наоборот, усилят друг друга. Так медики и подходят к январю: когда столкнемся с этим, тогда и станет понятен масштаб проблемы.

– А прививочная кампания от гриппа поможет смягчить новый удар пандемии?

– Мы на это очень надеемся. Сегодня мы уже привили 53% населения. Это 1,2 млн жителей Алтайского края. Задача – вакцинировать 1,4 млн человек. А показатели вакцинации среди медработников мы вообще довели до 95% – чтобы хотя бы от гриппа они были защищены. Иммунная прослойка создана серьезная, поэтому мы должны на нее полагаться. Например, в прошлом году большого всплеска гриппа мы уже не видели. А раньше доходило до 60 тысяч случаев в январе. Как оно будет – увидим. Пандемия бывает не каждый год. Медикам приходится познавать болезнь в постели больного.

Он мутирует. Главный инфекционист рассказал, как Алтайский край борется с ковидом

Он мутирует. Главный инфекционист рассказал, как Алтайский край борется с ковидом

– В сентябре, как мы помним, инфраструктура не выдерживала. Очереди на КТ, очереди в поликлиниках, коллапс в работе скорой помощи. Вы учли эти ошибки на пороге нового всплеска?

– Теперь у нас есть наработанный опыт для таких сложных ситуаций. Тут можно прям по разделам идти. КТ-мощностей стало больше. Мы приобрели шесть аппаратов. Четыре уже ввели в работу, еще два  планируем задействовать до конца года. Понимаем, что одной только томографией такой объем заболевших не отработаем. Готовы, как и осенью, делать рентген – он тоже рекомендован для диагностики.

Имеем теперь и госпитальную базу, которая уже отработала в боевых условиях. Понимаем, что 6000 ковидных коек в крае готовы развернуть. И допускаем, что даже этого может не хватить. Поэтому ищем дополнительные мощности. Как раз и вопрос с госпиталем в торговом центре прорабатываем.

Осенью мы столкнулись с отсутствием лекарств. Проблема в том, что государственной аптечной сети у нас, по сути, и нет. Те же "Аптеки Алтая" покрывают рынок, дай Бог, на 3%. Все остальное – небольшие частные сети, которые у крупных дистрибьюторов и попросить-то не могут. Случился сверхспрос и коллапс. И тут с уровня федерации пришло правильное решение. На федеральные деньги мы приобрели препараты от ковида, которые выдаем жителям. Сейчас мы можем обеспечить лекарствами больше 20 тысяч человек. Есть уже решение федерации и на январь. Правда, какие там будут объемы, пока не знаем.

– То есть такого коллапса, как осенью, не будет? Есть же еще скорая помощь, которая буквально задыхалась в сентябре от количества вызовов. Она готова к новому удару?

– Повторюсь, все зависит от масштаба. Инфраструктуру осенью нам пришлось менять на ходу. Теперь у нас есть понимание, как нужно работать. Но хватит ли мощностей для январской вспышки – пока непонятно.

По скорой – таких нагрузок медики вообще никогда не испытывали. 20 октября, на пике заболеваемости, по Барнаулу было 2,5 тысячи вызовов за сутки. Больше половины из них – повышенная температура и нехватка воздуха. Почему так получилось? Люди попросту не могли дозвониться в поликлиники. Это вызывало страх и непонимание. Одни сразу звонили в скорую, другие просто пешком шли в поликлиники.

До конца декабря мы создадим единый кол-центр для поликлиник. Первый удар придется на амбулаторное звено – это точно. Так мы сможем снять хотя бы часть разъяснительной работы. Чтобы жители края не бросались звонить в скорую, а четко понимали, что им делать.

Для скорой и неотложной помощи мы создали единую диспетчерскую. Мы видим каждую машину и знаем, сколько у нас работает бригад и где. Мы еще осенью часть нагрузки диспетчеров и регистраторов перебросили на Бийск. Поскольку система единая, они точно так же могут отслеживать карту Барнаула и отправлять бригады. Если зимой вызовов снова будет много, мы уже знаем, как нужно действовать.

О смертности

– Еще весной, когда плановую медпомощь ограничили, многие заговорили о том, что к осени-зиме стоит ждать всплеска обострений по хроническим заболеваниям. И, к сожалению, роста смертности. Сейчас о смертности снова заговорили. Вы можете привести статистику по смертям с начала года и пояснить, от чего у нас в крае умирают люди?

– Мы действительно видим, что смертность выросла очень серьезно. Но с января по сентябрь мы показывали снижение общего количества смертей от всех заболеваний: имели на 441 случай меньше, чем в 2019 году. Хотя в эпидпроцессе мы уже были.

Алтайский край оказался на втором месте в России по росту смертности за октябрь 2020 года

Алтайский край оказался на втором месте в России по росту смертности за октябрь 2020 года

А в первой декаде сентября пошел рост заболеваемости по вирусным пневмониям. Когда вышли на пик, посмотрели статистику: разрыв от прошлого года больше чем в десять раз. И никогда такого не было, чтобы массово болели взрослые. Увидели, что в октябре и ноябре резко возросла смертность. Только от пневмонии за это время умерло почти 1200 человек. Например, в октябре – 486 человек. И это при том, что в октябре 2019 года мы зафиксировали только 89 таких смертей. А "от ковида" и "с ковидом" в октябре умерло около 400 человек. Структура смертности в крае поменялась. Сейчас ковид и пневмония (тут можно говорить "тире ковид") – основной удельный вес в статистике смертности. И можно сказать, что эти два месяца нам определили всю статистику по смертности за год. Хотя в декабре смертность уже снижается, как мы видим, так как в ноябре заболеваемость пошла на спад.

Нужно понимать, что тяжелый пациент умирает не за час и не за два. Это дни, а иногда недели, когда за его жизнь борются медики. Одновременное количество тяжелобольных на ИВЛ в октябре и ноябре у нас доходило до 190. А в отделениях интенсивной терапии по всему краю находилось до 600 человек одномоментно.

Повлияло ли ограничение плановой медпомощи? В какой-то степени – определенно да. Но в любом случае, основные причины в этом году – ковид и пневмония.

– По итогам октября Алтайский край оказался на втором месте в России по росту смертности. Как вы это прокомментируете? У нас действительно дела с ковидом обстоят хуже всех?

– Тут нужно смотреть, как шло распространение коронавирусной инфекции. Начиналось все с Центральной России. Там пик заболеваемости пришелся на летние месяцы. Поэтому высокая смертность там была в конце лета. В Алтайском крае же в тот момент мы думали, что уже проскочили пик распространения коронавируса, но сентябрь и октябрь нам показал, что все только началось. Следствием данного роста заболеваемости и стала столь высокая смертность. Еще одним фактором, повлиявшим на высокие показатели смертности, стало то, что в крае практически не было передышки между началом пандемии и осенним пиком заболеваемости ОРВИ.

Но делать какую-то оценку демографических показателей, как в Алтайском крае, так и по России, можно будет только по результатам всего года.

– В Сети появилась информация, что в этом году в Алтайском крае смертность пожилых людей выросла на 85%. Это действительно так?

– По процентам точно не скажу, но это действительно факт. Основная часть умерших – люди 60+. Смертность среди пожилого населения, которое заболело ковидом, выше в разы. До 40% тех, кто умер от коронавирусной инфекции, имели сопутствующие заболевания.

О выплатах

– С ноября в России поменяли систему ковидных выплат медикам. Профсоюзы заявили, что ждут шквала жалоб и обращений: кто-то из медработников точно потеряет в деньгах. Как край перешел на эту систему и будут ли медикам платить справедливо?

– Для нас эта система тоже новая. Мы создали реестр из 156 медучреждений и передали его в Фонд социального страхования. Теперь они будут заниматься выплатами. Для нас важно, чтобы медработники четко знали, за что, когда и в каком размере им заплатят. Пока я всплеска обращений не вижу. Хотя деньги медики уже получают: более 150 млн рублей мы выплатили по новому регламенту. Но все это теперь решается в самом медучреждении: там считают, сколько сотрудник отработал.

Конечно, могут быть вопросы по поводу справедливости. Человек скажет: "А я работал, имел контакты с ковидными и заслужил выплату". Но нужно смотреть, как на месте все происходит, как там ведется документация. Мы перевели все результаты мазков в электронный формат, чтобы можно было быстро подтвердить факт контакта. И с главврачами проговорили все эти вопросы. Как будут платить медикам – это вопрос исполнения на местах.

Планы и итоги

– В СМИ прошла информация, что на следующий год на систему здравоохранения в Алтайском крае в бюджете региона заложено меньше средств, чем в 2020 году. Это действительно так? На какие суммы вы рассчитываете и как они будут распределены?

– Сразу скажу, что это не так. В краевом бюджете на здравоохранение учтено даже на 600 млн рублей больше, чем в прошлом году. Мы, наоборот, впервые за все время заходим в программу бездефицитных госгарантий. Был период, когда мы недофинансировались: это было связано с экономической ситуацией.

Например, на 100 млн сразу увеличиваются затраты на закупку лекарств для региональных льготников. Это позволит закупаться на большие периоды и объемы, страховать риски по недополучению лекарств.

Совокупные траты бюджета на систему здравоохранения – больше 13 млрд рублей. Порядка 27 млн мы потратим на обучение медперсонала, оплату ординатуры для сотрудников и компенсацию аренды жилья для медиков.

– Если предварительно подводить итоги уходящего года, то что Минздраву удалось сделать, несмотря на коронавирус? Есть что-то, чем вы особенно гордитесь?

– Изначально у нас цели были очень серьезные. Особенно в части модернизации инфраструктуры. И большую часть мы сделали, что меня радует. Например, за год мы построили 16 ФАПов. Сейчас они проходят процесс лицензирования. В прошлом году открылось 17. Это та самая "первичка", которая появляется сейчас в районах взамен ветхих учреждений. Кроме того, мы отремонтировали 24 детские поликлиники: в крае никогда таких объемов не было.

"Жаркий декабрь". Как теперь будут платить медикам за ковид и почему грядет шквал жалоб

– А не было опасения, что ковид испортит все планы?

– Нет, работа по модернизации у нас уже отлажена. Единственное – были вынужденные задержки по времени. Хотели уже покупать оборудование, а пришлось срочно приобретать лекарства, СИЗы и технику для борьбы с ковидом. Сроки пришлось сдвигать на лето. Но наши планы в материально-технической части мы по итогу реализовали.

А в чем-то ковид даже помог. Те же шесть томографов, которые мы купили для края. И ведь это не только в Барнаул: они появились и в других городах региона. Например, в Алейске такого аппарата никогда не было.

– Вы довольны работой Минздрава по итогам 2020 года?

– Нет, я не доволен. Результаты – это хорошо, но я оцениваю себя лично демографическими показателями. При всех условиях мы будем иметь очень серьезный рост смертности. Хотя нужно будет еще посмотреть, как мы выглядим на фоне остальных регионов. Но себе лично я год не могу поставить в зачет.

У вас уже есть конкретные планы на 2021 год?

– У нас уже есть понимание, что мы должны сделать в следующем году. Например, около миллиарда рублей пойдет в медучреждения на технологическое перевооружение. Но работу мы планируем не на год, а до 2025 года. Уже подписана программа модернизации первичного звена, по которой в ближайшие годы мы построим еще 74 ФАПа и 42 врачебных амбулатории.

Нужно понимать, что проблемы еще остались: в крае до сих пор существует недостаток реанимационных мест. Нынешняя инфраструктура поликлиник в регионе не справляется с нагрузкой. Нам предстоит строительство трех новых поликлиник в Барнауле. И еще семь необходимо построить по краю взамен существующих. Нам эти клиники очень нужны.

Детские поликлиники мы уже модернизировали, но взрослые раньше в программы не входили. Поэтому средства краевого бюджета пойдут на их капремонт и дооснащение оборудованием.

Надо понимать, что ковид рано или поздно пройдет и не будет основным заболеванием, на борьбу с которым будут брошены все силы здравоохранения. И мы не должны потерять по другим болезням те наработки, которые есть в Алтайском крае.

Без современного оборудования и комфортных условий в больницах никакой молодой врач не поедет развиваться в районы. Поэтому наша задача – жить будущими медтехнологиями и работать с прицелом на то, что инфекция когда-то уйдет.

"Палочка. Ваточка. Йод". О скандалах в больницах края и кому не делают тесты на COVID

Комментарии
    Новости партнеров