Прямой эфир

Слушать радиостанции Барнаула
Новости

Особая помощь: как предприниматель из Новоалтайска трудоустраивает людей с судимостью

, ИА "Амител"
Владелец шиномонтажной мастерской Наталья Бычкова рассказала, как построила успешный социальный бизнес

Социальное предпринимательство – это бизнес, направленный на решение социальных задач: помощь людям, уход за тяжелобольными, предоставление работы инвалидам, сиротам, пенсионерам, беженцам. Особая категория уязвимых слоев населения – это условно осужденные граждане. Как правило, им отказывают в трудоустройстве. Но социальные предприниматели помогают таким людям вернуться к нормальной жизни. Так, предприниматель из Новоалтайска Наталья Бычкова владеет шиномонтажной мастерской, в которую приглашает работать судимых. На радио "Эхо Москвы" Наталья рассказала, как построила успешный бизнес в команде с единомышленниками, и как любимая работа дает людям возможность меняться к лучшему.

– Расскажите, почему вы решили приглашать на работу именно условно осужденных людей?

– Это стечение обстоятельств. В администрации Новоалтайска я прошла школу социального предпринимателя. И в 2017 году условно осужденные стали новой социальной категорией. Меня тема заинтересовала, и я написала проект, который успешно защитила.

Поначалу проект оставался проектом. Но потом я узнала, что в Барнауле проходит обучение по губернаторской программе поддержки предпринимателей. В этот же год я поступила туда, защитила проект, прошла собеседование. И именно там пришло понимание, что мне нужно мой уже существующий на тот момент бизнес менять. Я поняла, что люди, с которыми я работаю, не готовы меняться, учиться. А мне хотелось другого уровня. В общем, многое мне дало это обучение: помогло пересмотреть бизнес, понять, что нужно сделать, чтобы он не просто существовал, а мог конкурировать и быть одним из лучших.

Что на тот момент хотелось изменить в своем бизнесе?

– У меня было желание купить новое оборудование, обучить своих работников новым технологиям. Пришло понимание, что бизнес вообще не стоит на месте, тем более в автосервисе – настолько часто меняются технологии. А клиент эти изменения не готов ждать – ему нужно быстро и качественно, ведь это в первую очередь безопасность.

Поэтому мы проходим обучение. Поменяли оборудование. Сотрудники, которые не готовы были учиться и меняться, сами ушли: им некомфортно стало со мной работать, в моем ритме. Но сейчас и у сотрудников, и у клиентов есть понимание, что наш шиномонтаж отличается от шиномонтажа где-то "в гаражах". Мы делаем действительно качественно. Специалисты не просто делают, они объясняют клиенту – сколько лет резине, какого она качества, что нужно сделать, в каком случае проще купить новую и так далее.

Как вы убедили своих сотрудников разговаривать с клиентами? Не так много мастеров, которые действительно умеют объяснять.

– Получилось так, что ко мне сами пришли те работники, которые готовы учиться. Каждый год мы проходим обучение именно по нашему направлению. Все изменения, которые произошли за год, мы отслеживаем, и вводим новые технологии.

В какой момент вы начали приглашать условно осужденных?

– Мы не приглашали. У нас остро стоял вопрос трудоустройства, и нужно было искать сотрудников, которые бы умели быстро и качественно работать, чтобы у них было желание не просто сделать как-нибудь, а сделать хорошо. Когда уже набрали, выяснилось, что у одного есть судимость, а у другого начались судебные процессы. Дальше, так как город маленький, люди стали узнавать, что у нас судимость не является препятствием.

Для меня сейчас понятия, что человек неблагополучный, в принципе нет. Все люди разные. Парни молодые где-то оступились, где-то не подумали, а за это статья, придется всю жизнь расплачиваться. Я наблюдаю, как они меняются со временем. Когда к ним относишься, как к обычным людям, они и сами начинают к работе по-другому относиться: становятся бережливее, ответственнее, начинают сами что-то предлагать. Приходит это, но не сразу.

– Что это за статьи обычно, какие преступления совершали ваши работники?

– В основном это мелкие кражи, хулиганство, что-то, на первый взгляд, безобидное. Но это статья, и часто таких уже не берут на работу. Поэтому когда они узнают, что есть возможность трудоустроиться, да еще и официально – для них это ценно. Все равно надо понимать, что такие люди ходят отмечаться, где-то их нужно отпустить, где-то я даже пишу им характеристики, с участковым разговариваю.

Как вы решились такой непростой контингент принимать на работу? Ведь если человек осужден за воровство, есть вероятность, что он и у вас может что-то украсть.

– У меня такое чувство, что изначально у этих людей не было понимания, что это не их, что так делать нельзя. А когда они видят, что к ним относятся по-хорошему, что их ценят, уважают, они уже по-другому ведут себя – даже, наоборот, сами посмотрят, чтобы никто нигде не напакостил. У людей другое отношение к жизни появляется.

Расскажите, субсидируются ли как-то государством такие рабочие места?

– Да, причем я даже не думала, что это такая существенная помощь. В 2018 году, когда я пришла в администрацию и рассказала, что у меня такая социальная категория работает, администрация очень отзывчиво отнеслась. Предложили собрать пакет документов, и при этом хорошо помогли, все объяснили, рассказали. Я показала затраты на оборудование, которое мы приобрели в том году, и была приятно удивлена, что нам вернули большую часть денег. Мы еще смогли купить другое оборудование, новый шиномонтажный станок, удобнее и эстетичнее. Это была очень весомая поддержка.

Есть ли еще какие-то возможности для социальных предпринимателей? Планируете воспользоваться?

– В 2020 году нам повезло – нас не закрывали: мы попали в категорию объектов, которые работали в обычном режиме. Пока затишье, появилась возможность поступить на президентскую программу. У меня была цель – разработать бренд, потому что узнаваемость важна в современном мире. В этот же год центр "Мой бизнес" сделал рассылку, что тем, кто представит хороший проект, разработают бренд. Я подала заявку, и она прошла.

Все лето, когда кто-то отдыхал, я работала со специалистами. Они начали с нейминга, создали название: Red Box. Мы тогда провели социальный опрос, показывали клиентам несколько вариантов, спрашивали, что понравилось, показывали работникам, советовались с коллегами. Красный – цвет лидерства, цвет преимущества, цвет победы. Цветовая гамма автосервиса – красная с серым. Наружным оформлением будем заниматься с весны, постепенно.

Услуга брендинга, которую вам оказал центр "Мой бизнес", оплачивалась вами или это была помощь от государства?

– Об оплате с моей стороны речи не идет, услуга полностью субсидирована. А вообще, это стоит около 100 тысяч. Ведь не просто название придумано, а разработана концепция, цветовые решения, баннеры, фирменный стиль, логотип. С этим всем мы дальше будем выходить в социальные сети, то есть мы и сейчас не останавливаемся на достигнутом.

Эта работа по созданию бренда, как вы считаете, что вам принесет?

– Самые малые перспективы у нас сейчас – это сделать бренд узнаваемым. А вообще, у нас грандиозные планы, потому что вложены инвестиции в земельный участок, который находится напротив нашей шиномонтажной мастерской. И со временем мы хотим построить там полноценный автосервис, где сможем и оборудования больше поставить, и расширить сферу услуг. Хотелось бы еще заняться грузовыми шиномонтажными работами. У нас в городе это актуально.

Знания по этой теме у нас уже есть. Тем более что на президентской программе у меня была возможность все это просчитать, вплоть до того, какое оборудование и где будет стоять. В этом году мы собираемся запустить строительство, но все будет зависеть от наших возможностей. На следующий год планируем уже принять первый грузовой автомобиль.

– Чем еще вам помог центр "Мой бизнес"?

– Я считаю, что обучение – это больше, чем какая-то финансовая помощь. Это видение бизнеса в совершенно другом ключе. Отношение меняется. Причем важны не только получаемые нами знания, но и общение с коллегами, с которыми вы в обычной жизни никогда бы не встретились. Есть возможность делиться опытом, искать пути решения проблем. Это тоже помощь очень большая.

Столько интересных мероприятий проходит, тренингов, семинаров. Две недели назад было обучение как в социальные сети выходить. Мне это интересно и нужно. Единственное, что онлайн-обучение – не мой формат, но тем не менее я для себя взяла очень многое.

Давайте вспомним, а как вы вообще оказались в таком "не женском" бизнесе шиномонтажной мастерской?

– Сначала была торговля. Я ведь предприниматель с 1992 года. Мы тогда взяли киоск в аренду, через год он в собственности у меня был, через пять лет их было уже три. Потом я поняла, что нужно что-то другое, и открыла магазин детских товаров. В тот же момент в нашей жизни появились друзья, у которых был бизнес – шиномонтажная мастерская. И когда они стали расширяться, нам предложили шиномонтаж выкупить. Я была очень благодарна, потому что нам не просто его продали, а помогли решить все вопросы, передали дело качественно. Это был, конечно, переворот в моем бизнесе. Я на тот момент даже колесо не умела менять. 

А вообще, для меня нет понятий "женский" или "не женский" бизнес. Есть работа, которую нужно полюбить, которую нужно понимать, которой нужно жить. Тогда нет сложностей. Просто ты либо предприниматель, либо нет.

Продолжите фразу "Мой бизнес это..." и приведите три варианта ответа.

– Мой бизнес – это возможность быть лидером, быть первым: у нас лучшее оборудование, и я единственная женщина в городе, которая занимается таким делом. Мой бизнес – это возможность реализоваться, самой решать, где я могу учиться, сколько времени я буду этому посвящать. Мой бизнес – это моя команда единомышленников, с которыми мне комфортно работать, и которые со мной меняются в лучшую сторону – так же, как и я с ними.

Центр "Мой бизнес"
Адрес: г. Барнаул, ул. Мало-Тобольская, 19
Тел.: 8 800 222 8322
Сайт 

 


Автор:
Коммерческий отдел Commerce +7 (3852) 59 44 66

Комментарии

18.02.2021 13:12
- гость -

Спасибо что написали. В жизни не поеду к предпринимателям которые пользуются дешёвым (и часто рабским) трудом бывших заключенных.

18.02.2021 14:53
Митенька ржевский

Мой бизнес предложили вам не название, не бренд, а кусок гогна на палочке. Они даже себе человеческое, не чиновничье название придумать не могут, а уж нарисовать лого- тем более...
Red Box- это нио чём, это может быть как шиномонтажка, так и передвижной абортарий.
То ли дело Загарин себе придумал ЗавГар- сразу ясно, что это такое, Резиновая подкова- тоже ясно... а тут РэдБокс...
Рэд рейн ис каминг даун...

Войти     Зарегистрироваться
Имя
Архив новостей