Она раз в три года перечитывает «Мастера и Маргариту». Директор «Шишковки» — о том, почему исчезли очереди в библиотеку и влиянии кино на книжную моду

Как Татьяна Егорова стала библиотекарем ещё студенткой, вышла замуж за читателя, уходила зарабатывать деньги, но вернулась на любимую работу, любит «мужскую» литературу и собирается снова прочитать «Пятнадцатилетнего капитана»

08 ноября 2022, 07:35, ИА Амител

Татьяна Егорова / Фото: amic.ru / Екатерина Смолихина
Татьяна Егорова / Фото: amic.ru / Екатерина Смолихина

Татьяна Егорова руководит главным книгохранилищем региона — Алтайской краевой универсальной научной библиотекой им. В. Я. Шишкова. О том, что и как сегодня читают, сколько лет самым старым книгам в «Шишковке», как формируется фонд — в интервью amic.ru и Дмитрию Негрееву. Татьяна Ивановна также рассказала о том, от чего сегодня зависит спрос на литературу, как идёт цифровизация бумажных изданий и почему в библиотеку теперь ходят не только за книгами.

Кто такая Татьяна Егорова?
Татьяна Ивановна Егорова родилась 15 мая 1975 года в Казахской ССР в семье военного. Окончила библиотечный факультет Алтайского государственного института культуры. С 2014 года — директор Алтайской краевой универсальной научной библиотеки им. В. Я. Шишкова.

Татьяна Егорова / Фото: amic.ru / Екатерина Смолихина

«Я застала эти очереди и как студентка, и как сотрудник библиотеки»

— Татьяна Ивановна, неизгладимое впечатление о краевой библиотеке, которое осталось у студентов моего поколения, — это гигантские очереди в гардероб по выходным дням, читальные залы битком. Когда это закончилось?

— К середине нулевых. Где-то после 2005, 2006 года закончились очереди. Здесь три причины. Во-первых, стали хорошо комплектоваться библиотеки вузов. Во-вторых, упадок интереса к чтению, чего греха таить. Третий момент — библиотеки стали выходить в цифровое пространство. Стало можно читать книги, не приходя в библиотеку.

Кстати, учась в институте культуры, я застала эти очереди и как студентка, и как сотрудник библиотеки — я полтора года здесь подрабатывала. Когда я в выходной день подходила к крыльцу, чтобы попасть на своё рабочее место, мне приходилось проталкиваться через читательскую очередь.

— А как вас в эту профессию занесло? По-моему, она во все времена была не самая престижная и популярная.

— Я выросла в военном городке в Казахстане. У нас там была библиотекарь — прекрасная женщина, которая прививала нам любовь к книге. И у меня сложилась такая картинка библиотекаря — интересного человека, начитанного, интеллектуала.

Когда я в школе сдавала выпускные экзамены, то планировала поступать на биологический факультет, но в какой-то момент что-то щёлкнуло. Плюс о профессии библиотекаря мне напомнила двоюродная тетушка, которая много о ней знала. И я решила поступать на библиотечный факультет в Барнауле. Курсе на втором-третьем я поняла, что это моё. Мне было здесь интересно. «Шишковка» — это моя единственная библиотека, в других я не работала.

— Какая у вас здесь была первая должность?

— Библиотекарь отдела технической и экономической литературы. Кстати, там я с мужем познакомилась. Он был студентом политехнического института и ходил к нам в библиотеку. Потом я стала библиографом, ведущим библиографом, главным библиографом. Потом уходила из библиотеки, через семь лет вернулась. Поработала в методическом отделе.

— А куда уходили, если не секрет?

— Деньги зарабатывать. Работала офис-менеджером, заместителем директора в оптовой компании. Но когда семь лет занимаешься нелюбимым делом, любые деньги не в радость.

«Не стали меньше читать. Просто пользуются разными источниками»

— Как вы объясняете резкое снижение числа читателей? Это интернет виноват или люди стали меньше читать?

— Да не стали меньше читать. Просто пользуются разными источниками. Если люди стали меньше приходить в библиотеку, это не говорит о том, что они меньше читают. У всех журналов и газет есть свои сайты. Только в нашей электронной библиотеке на сегодняшний день уже больше 35 тысяч полных текстов книжных и периодических изданий. Есть масса других сервисов и электронных библиотек, как государственных, так и коммерческих, которые предоставляют возможность чтения. Зачем приходить сюда, если можно читать с экрана компьютера или другого гаджета?

— Сколько книг вы ежегодно закупаете в библиотеку?

— По-разному. Поступления идут не только через закупки. Мы являемся книжной палатой Алтайского края и получаем несколько тысяч обязательных экземпляров всего, что здесь издаётся. Очень много даров. Всего ежегодно в библиотеку поступает порядка 13 — 15 тысяч книг.

У нас сейчас, конечно, есть трудности с комплектованием, потому что и обычные книги, и электронные, и периодика дорожают. Но пока мы комплектуемся всё же неплохо.

Татьяна Егорова / Фото: amic.ru / Екатерина Смолихина

— А как вы определяете, что нужно купить из того моря книг, которые издаются?

— В каждой библиотеке есть свой профиль комплектования. Мы научная универсальная библиотека и должны обеспечить и научные интересы, и быть, в тоже время, интересны для любого читателя. Учитывается, какие у нас есть вузы, направленность нашей промышленности, какие-то социальные ориентиры. Это всё прописывается в профиле комплектования по отраслям знания. Особое внимание уделяется аграрной тематике. Специалисты в зале естественных наук ведут различные базы данных по сельскому хозяйству. Мы готовим списки новых поступлений, рассылаем в библиотеки муниципальных районов, а они работают с фермерами, специалистами.

— Сколько книг сейчас в фонде библиотеки?

— Порядка полутора миллионов единиц хранения. Сюда входят почти 800 тысяч книг, периодические издания, листовой материал, авторские свидетельства, грампластинки.

«Основная часть коллекции книг Колывано-Воскресенских заводов осталась в Новосибирске»

— Краеведы с сожалением вспоминают о том, как в 1930-е годы ценные книги из Барнаула увезли в Новосибирск и вернуть их потом не удалось. Что это за история была?

— Действительно, в 1927 — 1928 годах в Новосибирск были отправлены фонды Алтайской научно-исторической библиотеки, которая включала, в том числе, книги библиотек ведомства Колывано-Воскресенских заводов (КВЗ), главного управления Алтайского горного округа и других. Наша библиотека тогда называлась Алтайская центральная советская библиотека и была больше городской библиотекой.

Татьяна Егорова / Фото: amic.ru / Екатерина Смолихина

Когда в 1937 году образовался Алтайский край, возврата книг в регион не получилось. Так, основная часть коллекции книг КВЗ осталась в фондах Новосибирской областной библиотеки. Среди них есть книжные памятники федерального значения. Сейчас попытки не предпринимаются, потому что фонды закреплены, это основное имущество библиотек. Эти книги достаточно активно цифруются и мы имеем возможность ими пользоваться.

И всё же благодаря стараниям библиотекарей и неравнодушных граждан мы сегодня имеем небольшую коллекцию книг из библиотек КВЗ XVIII — начала XIX века по минералогии, горному делу, истории русской словесности: «О государственном правлении» (1770 год), «Краткое руководство по красноречию» Михаила Васильевича Ломоносова (1784 год), «Металлургия» Джованни Скополи (1800 год) и другие.

— Сколько лет самым старым книгам в вашей библиотеке?

— Вообще фонд отдела редких книг насчитывает более 68 тыс. экземпляров рукописных и печатных книг, журналов, газет, открыток, фотографий XVI — XXI веков. Гордостью библиотеки является фрагмент рукописи из беседы Василия Великого (архиепископ Кесарии Каппадокийской, церковный писатель и богослов, ок. 330 — 379 гг., — прим. ред.) «Разорю житница моя», относящийся к святоотеческому рукописному наследию Древней Руси и датируемый серединой XVI века. Среди старопечатных книг самой ранней в нашей коллекции является «Минея общая» (богослужебная книга, — прим. ред.), увидевшая свет в 1609 году.

Кабинет Татьяны Егоровой / Фото: amic.ru / Екатерина Смолихина

Вообще в нашей библиотеке достаточно хорошая коллекция редких книг. И это не только то, что издавалось в XVII — XIX веках. В этом фонде собираются образцы книжного дела — книги с интересным оформлением, в особенных переплётах. Идёт формирование личных коллекций людей, которые внесли вклад в развитие региона. Книги из личных библиотек дают возможность представить круг их интересов.

— А книги из чьих личных коллекций уже есть?

— Например, библиотеки врача Ивана Ивановича Казаринова (1833 — 1902), межевого инженера Александра Адольфовича Лесневского (1866 — 1934); отца Александра (Щербакова) (1892 — 1972); библиотеки писателей Глеба Михайловича Пушкарева (1889 — 1961); Николая Григорьевича Дворцова (19717 — 1985); Василия Фёдоровича Гришаева (1926 — 2007), Александра Михайловича Родионова (1945 — 2013). Продолжают формироваться библиотеки Валерия Анатольевича Скубневского (доктор исторических наук, профессор АлтГУ, — прим. ред.), Людмилы Николаевны Лихацкой (искусствовед, — прим. ред.), Вадима Борисовича Бородаева (краевед, — прим. ред.). Вообще этот список большой.

«Есть сериал — есть спрос на книгу»

— Вы — директор большой библиотеки. Любая книга вам доступна. Что сами читаете, как говорят, для души?

— Художественную литературу. В этом году открыла для себя Анну Матвееву (уральская писательница, автор повести о перевале Дятлова, — прим. ред.). Раньше как-то не получалось. А когда пригласили её на Шукшинские чтения, начала читать, проникаться её творчеством. Сейчас у меня лежит одна из книг Натальи Осис (драматург, театральный критик, продюсер, переводчик, преподаватель Генуэзского университета, — прим. ред.).

— Это всё современная литература. А есть книги, которые читали в детстве, в юности и перечитываете?

— Не буду оригинальна, но если раз в три года не перечитаю «Мастера и Маргариту» или «Собачье сердце» Булгакова, мне не очень хорошо на душе. В третий раз прочитала «Анну Каренину». В школе — это одно, когда мне было 25 лет — другое, сейчас по-иному восприняла. В планах — перечитать Бунина.

— Есть сейчас какая-то книжная мода?

— Мы ежегодно составляем рейтинг читательских интересов. Есть всплески интереса, связанные с экранизацией произведений. Вот сейчас на больших экранах идёт «Сердце Пармы» по Алексею Иванову. Перед этим было много запросов на его книгу и сейчас они есть. Или тот же «Ведьмак». Есть сериал — есть спрос на книгу. Различные литературные премии тоже дают всплеск интереса.

На спрос влияют и работа библиотеки по популяризации литературы, и юбилеи писателей. В прошлом году был юбилей Достоевского, интерес к Достоевскому вырос колоссально. Я сама взяла и перечитала его пятикнижие (в пятикнижие Достоевского входят романы «Идиот», «Братья Карамазовы», «Бесы», «Подросток», «Преступление и наказание», — прим. ред.).

Приезд гостей на Шукшинские, Рождественские чтения, общение читателей с писателями в библиотеке тоже вызывает определённый всплеск интереса к этим авторам.

«Региональная литература нуждается в серьёзной раскрутке»

— Такой феномен, как местная литература. У меня впечатление, что писатели друг друга читают, обсуждают, хвалят. Есть спрос на книги алтайских авторов?

— На местных писателей спрос есть, но это достаточно узкая аудитория, потому что мы варимся в своём котле. Региональная литература нуждается в постоянной серьёзной раскрутке.

Наша библиотека является исполнителем плана Научно-консультативного совета по издательской политике при губернаторе Алтайского края — ежегодно это больше десяти книг в различных книжных сериях — «Алтай. Судьба. Эпоха», «Алтайские писатели детям», «Литературное наследие Алтая» и другие.

Кроме того, каждый год выходит серия книг победителей по результатам конкурса на издание литературных произведений. В 2022 году победителями этого конкурса в разных номинациях стали Анатолий Кирилин («Шествие фонарей»), Валерий Дашкевич («Жить»), Иван Образцов («Ожившие холмы»), Евгения Чернова («Похищение из шкафа»), Юрий Крейдун («Исторические хроники XVIII века: Градо-Барнаульский Петро-Павловский собор»), Владимир Москвитин («Предание Туриной горы»). Совсем скоро читающая публика увидит эти книги. Тираж небольшой — 500 экземпляров. Обязательное условие — предоставление книг в муниципальные библиотеки. А за пределы региона очень трудно этой литературе выйти.

Для популяризации предпринимаются такие шаги, как организация Дней культуры Алтайского края в Москве. В начале октября наши авторы проводили встречу в Переделкино, в Булгаковском доме. Проводятся Дни алтайской книги в соседних регионах. Мы выезжаем на книжные ярмарки и представляем книги наших авторов. Ну и, конечно, презентации книг, встречи с писателями в рамках книжного фестиваля «Издано на Алтае» и не только на площадках краевых и муниципальных библиотек края.

Татьяна Егорова / Фото: amic.ru / Екатерина Смолихина

«Культурно-просветительская деятельность цветёт пышным цветом»

— Несколько лет назад я после долгого перерыва пришёл в библиотеку, и гардеробщица меня спросила: «Вы книгу почитать?» Я говорю: «А что тут ещё делать?» Она: «У нас тут ещё много чего есть». Расскажите об этом «много чего».

— Культурно-просветительская деятельность библиотеки, можно сказать, цветёт пышным цветом. У нас есть различные клубы по интересам, какие только можно себе представить. Какие-то проводим своими силами. Это Лингваклуб, Клуб любителей кино, книжные клубы «Book'sir: читаем и обсуждаем книги вместе» и Clubook 22, литературный клуб «Беловодье» и другие. Где-то привлекаем лекторов, и это не только специалисты учреждений и преподаватели учебных заведений Барнаула и других регионов, но и просто интересные люди, увлечённые своим делом. У нас есть литературная студия «СтихиЯ», краеведческий лекторий, клуб любителей истории «Связь времён», просветительский лекторий «Культура — путь к здоровью», клуб любителей фотографии, клуб эсперанто, курсы лекций по искусству.

У нас есть замечательные комплексные проекты, такие как летний проект «Открытая библиосреда», межсетевой краеведческий проект «Постигаем Алтай». Совсем скоро, в начале декабря, начнётся очередной сезон просветительско-образовательного проекта «Энергия знаний». Уже прошло несколько сезонов. Мы выбираем направление, например, естественные науки или краеведение, выстраиваем программу, приглашаем интересных лекторов. Цикл занятий «Энергии знаний» в декабре будет посвящён истории, вести его будет кандидат исторических наук Сергей Анатольевич Усольцев.

Уже больше пяти лет в «Шишковке» действует литературный театр. Там учат правильно говорить, постигают актёрское мастерство. Участвуют и люди с улицы, и работники библиотеки. Результат занятий — театральные постановки. И всё это основано на литературе. Человек не будет играть в спектакле по произведению, которого он не читал. Всё равно идёт погружение в книгу.

Татьяна Егорова / Фото: amic.ru / Екатерина Смолихина

«Любопытно, как сейчас „Пятнадцатилетний капитан“ воспримется»

— В России Пушкин — наше всё, а в Алтайском крае Шукшин — наше всё. Много читают Шукшина?

— Да, Шукшина читают на Алтае и за его пределами. Мы это ощутили на Днях культуры в Москве.

— Он попадает в ваши рейтинги?

— Мы не выстраиваем единый рейтинг. В раздел отечественной литературы он попадает, безусловно. Но я не скажу, что это писатель номер один по предпочтению жителей Алтайского края. Мы такие разные и мы читаем настолько разную литературу.

У меня постоянные споры идут. Мне всегда говорят, что я читаю мужскую литературу. Я люблю читать, например, Андрея Рубанова (российский прозаик, наибольшую известность получил как автор книг в жанре автобиографической прозы, или «нового реализма», — прим. ред.). Когда я его рекомендую, девочки говорят: как ты можешь это читать, это мужская книга.

— А вы как считаете, есть разделение на мужскую и женскую литературу?

— Я как раз считаю, что нет.

— Помните первую книгу, которую вы осознанно прочитали?

— Помню. Жюль Верн, «Пятнадцатилетний капитан».

— Сколько вам лет было?

— Одиннадцать — двенадцать, наверное. До этого я брала в библиотеке что-то о природе, о школьной жизни. А когда эта книга оказалась у меня в руках, я поняла, что хочу читать, мне интересно. Любопытно, как сейчас «Пятнадцатилетний капитан» воспримется, надо попробовать.


Ранее прима Алтайского государственного музыкального театра Виктория Гальцева рассказала amic.ru, как вместо Лондона приехала в Барнаул и не пожалела, как варит кубанский борщ, воспитывает троих детей и мечтает сыграть Кармен.

Комментарии 8

  • Всегда по-хорошему завидовал увлеченным людям, занятым своим делом. Удачи Вам!
    08 ноября, Гость   Ответить
  • Редкие старинные книги, типа «Минеи общей» 1609 года конечно хороши... в качестве экспонатов для музея, их все равно никто не читает и просто так их никто не получит. А вот реально редкие книги по естественно-научным или гуманитарным наукам, изданным малым тиражом почему-то периодически списываются в макулатуру. Да, к ним могут редко обращаться, изданные в советское время содержат много идеологической шелухи, но где их потом взять-то, если их спишут как ненужные, а информация актуальна по сей день? Кто за это отвечает? Какого-нибудь Ведьмака можно и в интернете скачать, а эти нет.
    08 ноября, Гость   Ответить
  • Для меня лично это очень неприятное место. В 1995 году я, будучи студентом, пришел в краевую библиотеку. Помню, что слева от входа очень долго стоял в очереди на регистрацию и в итоге мне было сказано сотрудником библиотеки проваливать так как сюда ходят умные люди читать книги, а не такие как я домашнюю работу делать. Видимо тогда студенты приходили в библиотеку делать домашние задания, так как в общаге им негде было ее делать. Но я жил в Барнауле и мне нужна была конкретная научная книга. Написал жалобу (!!!), на которую мне не ответили. Пришлось ехать в ГПНТБ Новосибирска в Академгородок. Через год в моем вузе включили интернет и необходимость в краевой библиотека исчезла. Так я в ней и не побывал ни разу.
    08 ноября, Гость   Ответить
  • я конечно люблю бумажные книги, но цифровизация не остановить, надо думать как развиваться и что предложить молодежи в 2023 году!
    08 ноября, Гость   Ответить
  • Ремонт в Шишковке начался лет 5 назад и до сих пор не закончен.
    08 ноября, Гость   Ответить
  • Это вечный ремонт смириться только.
    08 ноября, Гость   Ответить
  • Я бы не сказала, что читать стали меньше. Напротив, сейчас есть удобные сервисы по поиску и чтению книг в электронном виде. Теперь можно читать с телефона - в транспорте, пока стоишь в очереди, пока ждёшь автобус, на обеде и т.д. Я лично с появлением такой возможности стала гораздо больше читать книг, пользуясь тем, что эл.книга всегда под рукой.
    08 ноября, Гость   Ответить
  • Почему только после сериалов читают? Я вот наткнулся в сети на вполне себе голливудский фильм"Чтец" (чувствуете, какое название?) пятнадцатилетней давности, а в анонсе указан литературный первоисточник. Забесплатно популярную книгу далеко не всегда удаётся скачать, но тут я не поскупился, и был вознаграждён. Ибо книга для нас актуальна сегодня как никогда. А ещё я узнал, что есть интересная современная немецкая литература. Бала бы такая российская, с удовольствием читал бы и её. К стати, в 11 лет я чисто случайно прочёл "451 градус по Фаренгейту" Брэдбери (что совсем не "Пятнадцатилетний капитан"!), и с тех пор читаю её всю жизнь, и каждый раз - заново. И, что самое главное, через полвека книга не стала менее интересной, напротив, всякий раз, с течением лет, открываю в ней что-то новое.
    08 ноября, Гость   Ответить
Лента новостей

Новости партнеров