«Через боль, жилы и нервы». Почему в Барнауле колоссально упали темпы строительства и к чему это приведёт

Строители Алтайского края и Барнаула столкнулись с большим числом проблем и пока не могут с ними справиться

21 апреля 2022, 08:03

Строительство жилья и социальных объектов в Барнауле и Алтайском крае может остановиться в ближайший год. Число компаний, возводящих школы, детсады и больницы, сократилось, а аукционы массово срываются — никто из подрядчиков не готов участвовать в заведомо убыточных стройках. Компании говорят, что проблемы копятся и связываются в огромный клубок: цены на материалы растут, а сметы остаются «старыми», многие импортные комплектующие недоступны. Сложности есть и в сфере жилищного строительства: себестоимость «квадратов» увеличивается, а спрос снижается. Какие ещё проблемы окутывают стройкомплекс и как их можно решить, обсуждали на круглом столе, посвящённом проблемам индустрии.

Сплошные «но»

Строители Алтайского края, занятые на государственных объектах, боролись за выживание весь 2021 год. Из-за роста цен на материалы стоимость строительства резко взлетела, но так как компании уже заключили с государством контракты, то рассчитывать на доплаты не могли. Однако правительство страны пошло навстречу подрядчикам и разрешило пересчитать стоимость работ с учётом новых цен.

К концу 2021 года скорректированные сметы прошли экспертизы, в начале 2022-го федеральный бюджет выделил средства на доплаты, в феврале алтайские компании получили деньги. Но пришла новая беда.

«То, что нам компенсировали, мы в двойном размере потеряли. Самая большая проблема нашей отрасли — ценообразование. Нам пересчитали коэффициенты (применяются при определении сметной стоимости строительства, — прим. ред.) на зарплату, на материалы. Но когда мы всё рассматриваем суммарно, остаёмся при том, что и было. Как можно не брать во внимание транспортные затраты строительных организаций, которые работают по Алтайскому краю? Расстояния немаленькие. Удалённость объектов высокая. Почему мы приравниваем транспортные затраты к каким-то федеральным расценкам, когда есть установленные федеральные тарифы по перевозке грузов. Они в десятки раз выше, чем нам представляет федеральный сметный центр. Это прямые убытки организаций», — отметил руководитель компании «Век-строй» Сергей Зябкин.

«Новая история». Цены на стройматериалы в Алтайском крае за две недели взлетели до 60%

«Новая история». Цены на стройматериалы в Алтайском крае за две недели взлетели до 60%

С 30 марта 2022 года застройщики, работающие на гособъектах, могут получать единовременно до 90% суммы контракта. Раньше этот показатель был на уровне 30%. Нововведение в теории способно облегчить работу строителям. Если бы не очередные «но», говорит Зябкин.

«Нам предлагают авансы для строительства школы в 90%. Это, например, 200 млн рублей. Вы представляете, какая там гарантия? 25 млн рублей я должен отдать в качестве банковской гарантии*. А потом ещё внести залог на 408 млн рублей. Если бы эти деньги у меня были, я бы не брал аванс и платил эту банковскую гарантию», — возмущён Сергей Зябкин.

*Банковская гарантия — способ обеспечения заявки или обеспечения исполнения контракта, при котором банк (гарант) выдаёт по просьбе должника (поставщика) письменное обязательство уплатить заказчику определённую денежную сумму при предоставлении им требования о её уплате.

Беспокоит строителей и дефицит некоторых материалов импортного производства. Если они заложены в смету гособъекта, компания обязана использовать только их. Любые изменения в проект (даже выбор другой марки розеток) необходимо согласовать с заказчиком, то есть с государством. А это долго и дорого, объясняет главный инженер строительной компании «Селф» Александр Жокин.

«Через боль, жилы, нервы текущие проекты мы каким-то образом дотянем. Но система (работа по госконтрактам, — прим. ред.) негибкая и не позволяет оперативно реагировать на все вызовы и менять проектные решение с учётом создавшейся ситуации. Это очень сильно отвлекает. Теряем деньги, время. Но каким-то образом пытаемся достроить. Необходимо службам заказчиков совместно с Минстроем и проектными институтами консолидировать усилия и направить их в то русло, которое позволит застройщику закончить эти проекты. Никому не интересно, если компания на финишной прямой скажет, что из-за каких-то унитазов не сможет закончить проект», — говорит эксперт.

На грани срыва. Алтайские застройщики пугают ростом цен и заморозкой новых проектов

На грани срыва. Алтайские застройщики пугают ростом цен и заморозкой новых проектов

Сейчас строительные компании, работающие на госстройках, при наполнении объектов оборудованием используют остатки, которые ещё есть на складах. Когда запасы закончатся, возможен коллапс.

«Сегодня мы реализуем проекты в рамках складских остатков. Надо понимать, что мы придём к определённому моменту, когда нечего будет покупать. Это касается санфаянса, инженерного оборудования. Рост цен продолжается, надо отрабатывать дальнейшие действия», — отметил Александр Жокин.

Из кизяка и хвороста

Проблемы, которые свалились на строителей, привели к тому, что возводить социальные объекты в крае практически некому: количество подрядных организаций сокращается. В результате в 2022 году, отметил исполнительный директор Союза строителей Алтайского края Вячеслав Ширшов, в крае срываются запланированные аукционы по возведению соцобъектов. И такая тенденция наблюдается уже второй год.

«По Краевой адресной инвестиционной программе (КАИП) объём финансирования на строительство составлял 5,9 млрд рублей. Вернулись в бюджет 3 млрд. Не освоили половину. КАИП на 2022 составляла 11,1 млрд, освоили 4,5 млрд рублей. Деньги, которые выделены краю на строительство, сегодня не нужны. Сокращается количество подрядных организаций, которые являются постоянными участниками программ. Большая часть объектов до сих пор не отторгована: лишь 15,6% объектов от всего объёма КАИП вышли на аукционы. Из них проекты дороже 40 млн рублей не нашли подрядчика. А по объектам, которые состоялись, компании уже ищут причину для расторжения договоров», — отметил Ширшов.

Госзаказчики осознают, что число подрядчиков, готовых строить в регионе и Барнауле социальные объекты, сокращается. Сейчас флагманом этой сферы является лишь считанное число компаний, отметила глава отдела в управлении единого заказчика в сфере капстроительства Барнаула Светлана Чаузова. Остальные фирмы не могут или не хотят выйти на этот рынок, потому что на нём слишком много проблем, в том числе и в законодательной сфере.

«Подзаконные акты выходят (направленные на помощь строителям, — прим. ред.), а порядка разъяснения к ним нет. Никто не знает, как правильно их использовать. Мы выдумываем какие-то „сказки“. Город взял на себя ответственность — разработал семь постановлений администрации, чтобы завершить все объекты в 2021 году. Какое право мы имеем выдавать 90% авансов? (От общей стоимости контрактов, — прим. ред.) Подтверждений нет, оснований нет, распорядительных документов никто не представляет. Что-то принимать без совместного решения с правоохранительными органами невозможно. Контроль идёт тотальный, жесточайший», — отмечает она.

Рентабельность — вниз. Алтайский министр рассказал, что будет со стройками при росте цен на материалы и импортозамещении

Рентабельность — вниз. Алтайский министр рассказал, что будет со стройками при росте цен на материалы и импортозамещении

Проблемой ценообразования в сфере государственного строительства необходимо срочно заниматься, отметил руководитель «Жилищной инициативы» Юрий Гатилов. 11 млрд рублей, которые край получил по КАИП, — это способ загрузить местные компании работой и заработком.

«Деньги — это кровь. Александр Мишустин (председатель правления Союза строителей Алтайского края, — прим. ред.) как-то сказал: „Сейчас сорвутся все аукционы, запляшете“. Сорвались. Не пляшут. Ценообразованием на федеральном уровне занимаются некомпетентные люди», — сказал Гатилов.

По его мнению, объекты, которые строители были вынуждены возводить при дефиците средств, будут «хромать» качеством. И это станет заметно уже в ближайшие годы.

«Хорошо, что отказались от аукционов. А вы представляете, что построили за такие деньги? Из кизяков строили и хворостом наполняли. Ценник уже не соответствовал. Через три года эти объекты надо ремонтировать», — предположил Юрий Гатилов.

«Не хотим умирать, но придётся»

Сектор жилищного строительства хоть и не связан контрактами, но также испытывает проблемы. Во-первых, спрос на квартиры резко упал. Во-вторых, чтобы начинать новые проекты, застройщикам необходимо оформлять в банках кредиты (то самое проектное финансирование) под 15% годовых. Расходы, которые понесут девелоперы, опять же отразятся на цене «квадратов». В-третьих, уже несколько лет строителей волнует земельный вопрос, который никак не решается.

«Сейчас мы находимся на пути, как в 98-м году. Очень всё серьёзно. Остались единицы, больше уже нет. Те, кто социальным строительством занимался, „накрылись“. Нет больших крупных застройщиков. Мы не хотим умирать, но придётся. Мы говорили, что проектное финансирование нас угробит», — отметил Юрий Гатилов.

По его словам, после продажи кварталов на Павловском тракте (например, 2036, который ушёл с аукциона ещё в 2020 году), больше город не выставил на аукцион ни одного участка. Сейчас компании, планирующие работы, выкупают землю в частном секторе. Но этой землёй строители «не насытятся», подчеркнул Гатилов.

«Новосибирск нашёл каким-то образом земли. Они выделяют 400 га, 1000 га. У нас то комплексное развитие территории, то территории не соответствуют генплану. В цене квадратного метра стоимость земли достигла 10 тыс. рублей. А себестоимость строительства уже около 60 тыс. рублей. Могли бы и бесплатно давать землю или на аукционах хотя бы выделять», — возмутился строитель.

«Рынок остановился». Число заявок на ипотеку в Барнауле сократилось на 90%, а квартиры начали дешеветь

«Рынок остановился». Число заявок на ипотеку в Барнауле сократилось на 90%, а квартиры начали дешеветь

Сокращение строительных объёмов уже ударило по производителям материалов. На барнаульском заводе железобетонных изделий № 1 им. В.И. Мудрика выпуск железобетонных панелей упал в три раза за последние два месяца. И пока перспектив на восстановление объёмов нет, отметил гендиректор предприятия Кирилл Овсянников.

«Мы зависим от новых объектов, но строительный задел упал в десять раз в сравнении с 2014 годом и сейчас он минимальный с 2008 года. В других регионах есть хозяйственная „смелость“. Наши предприятия 80% продукции реализуют за пределами края. Мы будем расти и развиваться за счёт других регионов. Это неправильно», — отметил он.

Не может компания направить свою продукцию и на строительство социальных объектов (которых и так возводят считанное количество). С 2020 года все школы, детские сады, больницы и другие гособъекты в Алтайском крае должны строить с учётом нормативной сейсмичности в 8 баллов и выше. Из-за этого здания теперь возводят по усиленным технологиям и панели там не нужны.

«Новых социальных объектов, где применяются железобетонные конструкции, в строительстве нет. В городе проектируют семь школ, но они все монолитные. По этой технологии строить гораздо дороже — там больше металла. А он вырос в три раза за последние два года. Но сметы, которые на экспертизу сдают, они ещё „лохматых“ годов», — отметил Овсянников.

Впрочем, он уверен, что производители материалов с рынка не уйдут. Но и развиваться в ближайшие годы не смогут.

«Заводы чувствуют себя плохо. Выжить — выживем. Но в каком количестве, с каким технологическим заделом, сможем ли мы при росте спроса на продукцию обеспечить его, вопрос. Инвестиции закончились в 2021 году. Сейчас задача — сохранить коллективы и производственные мощности», — резюмировал руководитель предприятия.

Справка

По информации Единого заказчика капитального строительства Алтайского края, бюджет КАИП составляет 9,250 млрд рублей. В неё включены 314 объектов, из которых полностью отторговано 146 на 4,81 млрд рублей. Десять объектов находятся в стадии заключения контрактов, по четырём опубликована закупка, 61 объект готовятся к проведению закупок, 54 не готовы к торгам.

Комментарии
    Новости партнеров