Помогают или душат? Почему закрытые салоны красоты могут ухудшить ситуацию с COVID-19

Косметологи и парикмахеры в Алтайском крае уходят в "подполье"

23 апреля 2020, 07:10, ИА Амител

Рунет пестрит веселыми мемами о девушках, растерявших красоту к окончанию режима изоляции. И даже сам губернатор Алтайского края Виктор Томенко во время пресс-конференции посетовал, что "обрастает". Но разрешать работу салонам красоты не стал – во имя защиты от коронавируса. Однако представители бьюти-индустрии уверены: такое решение способствует большему распространению заразы (причем не только COVID-19), параллельно уничтожая легальный и действительно безопасный рынок услуг.

Без угрызений совести

Если первую нерабочую неделю представители салонов красоты перенесли спокойно, то на второй, после того, как губернатор края расширил список предприятий и разрешил им возобновить работу, начались возмущения. Представителей бьюти-сферы в этом списке не оказалось. Как итог – резкий всплеск подпольных услуг, а вместе с этим вероятность распространения многих опасных инфекций.   

"Народ забрал инструменты из салонов и ушел работать по домам, – рассказывает Ольга, владелица салона красоты в селе Тальменка. – И сейчас, когда власти говорят, что число зараженных растет, мне становится смешно: сами же провоцируют. Вот девочка-парикмахер, у которой закрыли салон, пошла к тете Люсе, потом к бабе Зое, потом еще к кому-то и понеслось. И думаете, она при этом тщательно обрабатывает свои инструменты? Да у нее такого оборудования дома нет. Сейчас все говорят только о коронавирусе. А что, другие болезни отменили? СПИД, гепатиты, грибковые заболевания? Они не страшны?" – удивляется Ольга.

По ее словам, она с самого начала пообещала своим мастерам, которые работают на субаренде, не брать с них арендную плату за период карантина. А на "подработку" люди идут не от хорошей жизни. И не только в Тальменке.

"Я продолжаю работать. Теперь хожу к клиенткам домой, так как салон, где раньше я арендовала место, закрыт. Да, я все понимаю: опасный вирус, можно заразиться или заразить. Ну так, может, подскажете, что мне делать? У меня сын, с мужем развелись. Квартира съемная. Не заплачу за нее вовремя – окажемся на улице. А еще нужны деньги на еду, одежду, лекарства для малыша. И кто меня содержать возьмется на период самоизоляции? Так что никаких угрызений совести – я выживаю в предложенных условиях", – резко отвечает на вопросы мастер маникюра Ирина (г. Барнаул).

В автобусе опаснее

Во время одной из пресс-конференций министр здравоохранения Алтайского края Дмитрий Попов заявил, что салоны красоты – в группе риска по распространению COVID-19. Ведь контакт мастера и клиента слишком тесный, что способствует передаче коронавирусной инфекции. Поэтому открывать их сейчас не стоит.

В ответ представители индустрии красоты указывают на общественный транспорт: в салоны автобусов и троллейбусов после сокращения маршрутов люди набиваются плотнее, чем селедки в бочке. А еще – на толпу народа в популярных строительных магазинах, где даже продавцы маски носят только "на подбородке". 

"Я не могу понять решение Роспотребнадзора, который уверяет, что салоны красоты находятся в средней группе риска. Ну ладно, пусть так. Но тогда к какой группе относится общественный транспорт? Или магазины? У нас мастера были готовы выходить на работу по очереди – по одному человеку в разное время, работать по самым жестким требованиям СанПиН и Роспотребнадзора (хотя мы и так по ним всегда работаем), дезинфицировать помещение после каждого клиента. Но нам просто не дают это делать", – говорит Ольга.  

По ее словам, сейчас каждый салон, даже небольшой, уже привык соблюдать стерильность и чистоту, и самый строгий контролер здесь – клиент, который прекрасно осведомлен, как должны работать такие организации.

"Такое чувство, что на карантине только парикмахерские. Нам мер поддержки никто не окажет... Отсрочка по налогам? Не смешно ли, у многих задолженности с 2019 года, на которые меры не распространили. Скажите, в чем смысл карантина, когда множество крупных предприятий открыты – те, где действительно массовое скопление людей? Когда с утра люди едут на работу в переполненном транспорте, по маршруту выходного дня в будни, а вечером праздно шатаются по тротуарам, сидят на лавках и штурмуют пивнушки? А маленькая парикмахерская со штатом в два-три человека, которые контактируют максимум с 5-7 посетителями и соблюдают дезинфекцию, закрыта? Мы не являемся арендаторами муниципальных площадей. Чем платить за аренду? Где нам брать деньги на пропитание себя и детей?" – спрашивает Анастасия под петицией в поддержку предпринимателей Алтайского края, занятых в индустрии красоты.

На работу – тайком

Представители бьюти-сферы идут на различные ухищрения, лишь бы продолжить работу. Кто-то назначает процедуру на раннее утро и запирается с клиенткой в салоне, кто-то, наоборот, поздно вечером. Третьи вообще открывают двери только по условному стуку. Ну, и конечно, многие работают по домам, "потому что жить на что-то надо".

В своеобразной игре в прятки принимают участие и полицейские. По словам жителей Тальменки, патрули ходят по салонам красоты, выискивая тех, кто нарушает запрет на работу. "В парикмахерских чатах предупреждают друг друга, чтобы мастера не оказывали свои услуги полицейским и членам их семей – заложат. Однако мужчинам на службе необходимо следить за внешним видом, и они звонят, умоляют подстричь, приводят парикмахера к себе домой, собирают бабушек-дедушек, жен, сестер, детей. Представляете, какой контакт идет?" – говорит Ольга.

Судя по отзывам мастеров, в Барнауле и Бийске такой строгости нет. Хотя мастера стараются открыто правила не нарушать.

"Мы как работали, так и работаем. Единственное, что сейчас стали работать за закрытыми дверями, но клиентов меньше не стало, – рассказывает Марина, парикмахер одного из салонов красоты в Барнауле. – В первую неделю после введения запрета никто не работал, никто из клиентов не звонил: все, видимо, самоизолировались. А на второй неделе начались звонки, и сейчас все как обычно. Не то чтобы не боимся, но без паники. Двери закрыты, клиентов всех знаем в лицо, встречаем по звонку. Да и кому мы нужны – проверять нас? В первое время были показушные рейды. Сейчас все успокоилось. Думаете, им самим хочется? Плана по нам никакого нет, соответственно, и доплат. Попасть внутрь салона сложно, не дверь же взламывать. Да и бумажной работы там много. Протоколы всякие, предписания..."

Барнаульский бровист Оксана (имя изменено) рассказала, что ей почти час пришлось вместе с клиенткой прятаться от сотрудников полиции. Поддавшись на просьбы сделать татуаж бровей, Оксана открыла двери салона на звонок клиентки. Когда процедура уже подходила к концу, раздался еще один звонок, а потом стук. За дверью стоял полицейский. "Я не знаю, зачем он приходил. Может кто-то накляузничал, что я работаю, а может сам хотел подстричься. Только мы не открыли. И еще долго сидели тише воды ниже травы, чтобы не выдать своего присутствия", – вспоминает девушка.   

Помогают или душат?

Помощь, которую обещает государство, пока сомнительная, считают предприниматели.

"Мой бизнес – это единственный источник дохода для моей семьи. Мы просто остались без средств к существованию. Про помощь ИП никакой речи нет нигде! Мы исправно платим налоги и взносы по декларации. Но в ответ не имеем ни на что права. Сейчас многие прячутся и оказывают услуги дома, без всяких мер и саннорм, это гораздо опаснее, чем в кабинете, где все нормы соблюдаются. Наш бизнес на грани банкротства, люди на грани нищеты... Очень многие закроются и уйдут в тень", – написала Татьяна под петицией губернатору региона. .

Руководитель салона красоты в Тальменке Ольга рассказывает, что ей пока не удалось получить поддержу от банка: "Я пришла в банк за поддержкой. А мне говорят – а вы нам предоставьте документы, что у вас заработок упал на 30%, соберите все декларации. Да какие декларации? Мы же на ЕНВД (единый налог на вмененный налог) находимся.  Независимо от того, сколько я заработала или вообще не заработала, я плачу "вмененку". И вопрос: а что, у вас накоплений нет? Да у меня на 3 млн кредитов. Если бы были заначки, я бы рассчиталась в первую очередь со всеми кредитами.

В апреле я только по аренде ухожу в минус на 50 тысяч рублей. А еще – налоги, коммунальные платежи. Аренда за землю. Еще за это мне нужно отдать порядка 60 тысяч. Нас никто не освобождает от этих платежей. Пообещали пока отложить, а потом равными долями раскидать. А потом – это когда? До конца года надо будет  выплатить.

Я не понимаю, почему они не дают нам работать? Не вижу логики. Говорят, что пытаются помочь бизнесу, а сами нас душат. В итоге ведь легальный бизнес, тот, который платит налоги и соблюдает все СанПиН, исчезнет. Останутся те, кто работают на дому. Те, у кого нет ни возможности, ни желания соблюдать чистоту инструментов. Вот и рассадник как новых, так и старых инфекций. Кому от этого будет легче?  

Во всей этой истории я поняла вот что: я столько лет исправно плачу налоги, а мне государство ничем не обязано. И как бы это смешно ни звучало, но самый оптимальный сейчас вариант – это работать втихаря. Мы тут шутим, что, мол, с работы втихаря иногда сваливали, но чтобы тайком бегать на работу – такого даже не снилось".

Напомним, 8 апреля представители бьюти-индустрии Алтайского края создали петицию, в которой просят губернатора Алтайского края Виктора Томенко разрешить им работать. После этого и губернатор, и министр здравоохранения Дмитрий Попов заявили, что не готовы пойти на такие послабления, поскольку в салонах красоты из-за тесного контакта мастера и клиента можно легко заразиться коронавирусом. Кстати, на момент публикации материала петицию подписали около тысячи человек. 

 

Читайте также в сюжете: Коронавирус на Алтае

Комментарии 0

    Ничего не найдено.
Лента новостей

Новости партнеров