Почему застройщики стремятся получить участки в зелёных зонах города, насколько сильное влияние оказывает архитектор на итоговый облик проекта, по каким причинам в Барнауле нет эффективного планирования застройки — на эти вопросы ответил гость нового выпуска “Переговорки” на amic.ru архитектор Алексей Квасов. Он рассказал, что с его точки зрения нужно предпринять, чтобы “не выкосить” под жилые дома спортивные объекты и все парки в городе.  

Кто в “Переговорке”?

Алексей Квасов родился 13 сентября 1983 года. Окончил АлтГТУ им. Ползунова по специальности “Архитектура”. Четыре года преподавал в Институте архитектуры и дизайна. Долгое время работал главным архитектором в “Барнаулгражданпроекте”, а также в “Алтайгражданпроекте”. Сейчас руководит собственной “Мастерской Квасова”. Автор кварталов 2038, “Времена года”, ЖК “Лапландия” и нового микрорайона “Шотландия” в квартале 2036.

Также является заместителем председателя совета при Градостроительной инспекции Алтайского края, членом Союза архитекторов России. 

01:27 Алексей Квасов рассказывает, какова доля участия архитектора в проекте, и описывает цепочку людей, ответственных за то, как будет выглядеть новое здание: “Ключевое решение идёт, как правило, за инвестором. А хочет архитектор подстраиваться или нет — это его право. Конечно, его никто не заставляет. От каких-то, допустим, сильно нехороших объектов можно отказаться, не делать их. Но если архитектор делает, то часть ответственности он несёт”.  

03:57 Почему застройщики всё чаще стали вкладываться в благоустройство дворовых территорий жилищных комплексов, а также в интересную архитектуру: “Стилистика и качество благоустройства правилами никак не регламентируются, это, в общем-то, прерогатива архитектора и заказчика”. 

"Из-за жилья никто не уезжает". Как застройка Барнаула влияет на убыль населения

05:36 По каким причинам застройщики стремятся возводить дома в зелёных зонах Барнаула: “Зелёные зоны не пожалуются, не побегут в суд, не будут разбираться”. Но всё же в последние годы получать такие участки становится сложнее. Алексей Квасов приводит пример, как городским активистам удалось отстоять парк им. Ленина и не дать построить там спорткомплекс. 

08:41 Архитектор (опять же на примере парка им. Ленина и новых разговорах о строительстве там спорткомплекса) размышляет о том, каким образом в Барнауле выбирают места для крупных спортивных объектов и почему существующий порядок негативно сказывается на городской среде: “У меня такое ощущение, что пока мы все парки не выкосим, вот это не остановится”. Квасов считает, что отдавать парковые зоны под спортивные объекты — это “неравноценный размен”, и объясняет свою позицию. Также, по его мнению, не нужно строить дома в тех местах, где планировалось возвести спорткомплексы. Ведь опыт показал, что жить в них в итоге очень некомфортно. Эксперт отмечает, что решить эти проблемы можно только одним способом.

12:22 Как застройщикам удаётся получать под жилищное строительство участки с зелёными насаждениями (скверы, бульвары и так далее) и каким образом можно их защитить. Квасов также высказывает своё мнение о том, в каких случаях застройка в зелёных зонах всё-таки может быть оправданна: “У нас часто бывает так, что задействуют зелёную зону и строят там самые примитивные дома. Ну это катастрофа”.

Смена строительных эпох. Что мешает Барнаулу стать городом мечты

Смена строительных эпох. Что мешает Барнаулу стать городом мечты

14:29 Алексей Квасов объясняет, каким образом в городе появляются объекты, которые приносят ему “ущерб на десятилетия вперед”: “Будущее у нас за электротранспортом в любом случае. Если у нас будет прирастать количество автомобилей, мы все встанем рано или поздно. Так вот это здание фактически перегородило возможность объединения вот этих трамвайных веток”. Он рассказывает о существующих сейчас инструментах, с помощью которых можно препятствовать созданию в городе стратегических проблем, связанных со стихийной застройкой.    

18:54 Квасов оценивает проект развития пл. Сахарова: “Надо понимать, что площадь Сахарова у нас даже не площадь. Это просто улица, проспект Социалистический. По-хорошему, эту территорию в своё время надо было резервировать под развитие общественной функции”. Архитектор объясняет, как это могло бы помочь построить корпус для АлтГУ. 

20:38 О том, что было бы хорошо развивать на месте спорткомплекса “Обь” для города и его жителей: “Если мы опять пойдём по тому пути, что лишаем город общественного объекта, возникает вопрос: а кто в городе из молодёжи будет жить, кто будет здесь оставаться, если негде проводить время? <…> Поэтому даже инвестор, который что-то думает, он должен думать о городе, наверное, немножко больше, потому что он зарабатывает здесь деньги”.

22:17 Почему Квасов не верит в реализацию ещё советского проекта Обского бульвара (переходная зона от пл. Сахарова до театра музкомедии и дальше к Оби), обсуждение которого периодически возобновляется в городе: “Сейчас, когда есть различные инвесторы с различными интересами, привести всё это в порядок и реализовать — я не представляю, насколько это сложно”.

24:00 Архитектор называет несколько проектов из советского прошлого, которые можно было бы реализовать в Барнауле: проезд под железнодорожными путями — он соединил бы старую и новую части города, а также цирк, который планировался на месте ТЦ “Огни”.

"Прыщеобразная" застройка. Почему цены на жильё в Барнауле выросли в полтора раза

25:31 Алексей Квасов не соглашается на предложение ведущей Евгении Даровской помечтать о новых градостроительных принципах в Барнауле: “Недавно из администрации города уволился человек, который олицетворял главного архитектора, последний специалист по архитектуре. Теперь решения будут приниматься менеджерами различного уровня. То есть людьми, которые в принципе, наверное, не должны решать градостроительную политику. И в этом проблема”.

27:07 Эксперт предлагает решение, которое могло бы помочь избежать транспортного коллапса в Барнауле во время закрытия моста на пр. Ленина на ремонт. И рассуждает о том, почему этой проблемой озаботились только сейчас, когда мост уже необходимо закрывать и ремонтировать: “Было понятно за 15 лет, что в таком-то году мы должны его ремонтировать и, соответственно, присматривать какие-то резервные мероприятия. Почему они не были сделаны — сказать сложно”.