Прямой эфир

Слушать радиостанции Барнаула
Новости

На свободу за работой: не все осуждённые мечтают вернуться к обычной жизни

, ИА "Амител"

Отец Сергея сидел ещё при советской власти – тогда была "химия" и возможность устроиться работать на картонно-рубероидном заводе. Но отца, в конце концов, доконал туберкулёз. А Сергей с братом попались на воровстве проводов с линий электропередач, пишет "АиФ" на Алтае".

Срок получили небольшой, вышли, и брат принялся за старое – в итоге убило током. А Сергей решил зарабатывать законную копейку. Но постоянно мешало пристрастие к спиртному – ни на одном месте, хотя работал в основном грузчиком, не задерживался больше двух месяцев. Хорошо хоть бабушка, с которой жил, помогала из пенсии – кормила и иногда, после больших скандалов, давала "на опохмел". Мыкается так до сих пор – то случайные заработки, то бабушка.

Ежедневная суббота

Ежегодно из мест лишения свободы в нашем регионе выходит около 5000 человек. Девять из десяти – мужчины трудоспособного возраста. Только один из четырёх находит постоянную работу, половина перебивается временными заработками, а четверть вообще не находит себя на рынке труда. Причин тому множество – от утерянных за годы "отсидки" социальных навыков до низкой профессиональной конкурентоспособности с другими безработными, малой мотивации к трудоустройству, нежелание самостоятельно искать работу. Да, не всякий работодатель готов принять на работу бывшего зэка, но подобная дискриминация не является основной причиной того, что лица, отбывшие наказание, не находят себя в жизни.

За первое полугодие этого года на свободу из мест заключения в крае вышли 2300 человек. Половина из них, как показывает опыт прошлых лет, вернётся обратно в колонию. Тем не менее государство даёт шанс вернуться к нормальной жизни каждому "сидельцу" – все граждане трудоспособного возраста, отбывающие наказание, обучаются той или иной профессии. Некоторые успевают за долгий срок изучить и освоить даже два ремесла. По словам Валерия УСАЧЁВА, начальника Управления федеральной службы исполнения наказаний по Алтайскому краю, в колониях обучают различным профессиям: на токаря, слесаря, автослесаря, швею, мастера деревообработки, повара и кондитера – существует более 20 лицензированных специальностей. Обучение ведётся по госстандартам преподавателями с большим педстажем. Профессию получают все – даже те, кто сначала не хочет. С ними проводится воспитательная работа, их уговаривают учиться. И профессиям обучают не случайным, а тем, что востребованы.

В каждой колонии края есть общедоступный электронный терминал, через который осуждённые могут смотреть вакансии края. Все кто желает, по выходу на свободу официально, через центры занятости, находят работу. За год в крае таких набирается около 600 человек.

Однако много тех, кто работать не хочет и работу не ищет, хотя в колонии работал усердно. Так, в первом полугодии в крае по УДО (условно-досрочное освобождение) вышли на свободу 1036 человек. Большая часть из них работала на производстве в колониях, чтобы быстрее погасить иски, заработать положительные характеристики, сократить срок наказания. Но, выходя на свободу, многие желают отдохнуть. В их трудовых буднях появляется "суббота", которая становится ежедневной. Обычно говорят – сейчас месяц побездельничаю, а потом пойду работать. И в этот месяц совершается повторное преступление, человек возвращается в колонию.

Часто усердие в работе во время отбывания наказания обманывает предпринимателей, которые ждут освобождения ценного специалиста. Многие сотрудничают с учреждениями УФСИН, видят "за забором" мастеров своего дела – приглашают их после освобождения. Но удерживаются на новом рабочем месте не все. Был, к примеру, у нас случай – предприниматель около трёх лет наблюдал, как работают заключённые, изучил людей, даже немного подружился с ними, и по освобождению пригласил к себе на работу. Через два месяца новые работники его обо- крали и сбежали. Предугадать такой результат невозможно – бывший заключённый балансирует на тонкой грани между декларируемым желанием жить честно, применять поистине "золотые руки" и искушением решить какие-то свои проблемы быстрым, но незаконным способом.

Большинство возвращающихся в места лишения свободы винят в этом не себя, а рыночную экономику, в которую они "не смогли вписаться". Часть осуждённых возвращается к нормальной жизни с трудом, потому что их существование связано с наркотиками. Так, из 10 тысяч граждан, отбывающих наказание в колониях края, явных наркоманов около трёх тысяч. ещё почти столько же тех, кто совершил преступление в состоянии наркотического опьянения. Вылечить наркотическую зависимость сложно. У некоторых потребление наркотиков так меняет личность и так подрывает здоровье, что говорить об их социальной адаптации и устройстве на работу можно лишь условно. Кто, к примеру, возьмёт на работу человека, который умеет ходить лишь спиной вперед? Таких в колониях края несколько человек; специалисты подозревают, что это – результат действия на мозг людей синтетических наркотиков.

К новой жизни

Помимо тех, кто активно ориентирован на работу и нормальную жизнь после колонии, и тех, кто привык при любых условиях не работать и жить на гособеспечении, есть значительная категория осуждённых, которых можно вернуть к нормальной жизни, если приложить усилия.

Один из вариантов, который сейчас рассматривается, организация сельхозпредприятия на базе колонии-поселения в Рубцовском районе. Человек, отбывший срок, может, если захочет, остаться жить и работать в селе. Он будет обеспечен питанием, местом в общежитии и гарантированной зарплатой. По предварительным подсчётам, в условиях края – около 10 тыс. рублей. Желающих работать в селе, на новой технике, на 4 тыс. га посевных земель на юге края, найти можно – из тех, кто не охладел к труду, кому некуда ехать и кому скитаться не хочется.

Подобных примеров в стране немного, но они кажутся реальной возможностью дать многим освободившимся из мест лишения свободы работу. Это лучше, чем пропив выданные при выходе на свободу деньги, тосковать на вокзале, попасть в руки сектантов и потом работать в каком-нибудь религиозном реабилитационном центре за еду. И лучше, чем возвращаться "за забор", где опять придётся ходить строем и опять ожидать окончания срока.

Мнение эксперта

Валерий УСАЧЁВ, генерал-майор внутренней службы, начальник УФСИН по Алтайскому краю:

– Заставить человека работать невозможно. Образование в системе УФСИН получают все, но работа на производстве – дело добровольное. Тем не менее производственные площадки во всех местах лишения свободы края не простаивают – постоянно на работу выходит 3200 человек – больше половины из тех, кто мог бы это делать.

Конечно, хочется, чтобы больше осуждённых приобщались к труду, но зачастую работать им негде. Так, раньше в Рубцовске работой осуждённых обеспечивали заводы, а сейчас такой возможности нет. Пришлось переключиться на выпечку печенья, приготовление полуфабрикатов, выращивание пшеницы и подсолнечника.

Некоторые после выхода на свободу организуют свой собственный бизнес, есть те, кто выигрывает губернаторские гранты на открытие своего дела. Так, к примеру, в Рубцовске бывшими осуждёнными был организован успешный бизнес по реставрации перьевых подушек. Тот, кто хочет, всегда может применить на практике знания, полученные во время обучения и работы в местах лишения свободы.

Мнение власти

Анна ДОБРОСМЫСЛОВА, главный специалист информационно-издательского отдела УТЗН Алтайского края:

– При освобождении из мест лишения свободы практически каждый испытывает трудности в поиске работы. Государство гарантирует каждому освободившемуся предоставление бесплатных услуг по содействию в трудоустройстве. У каждого есть возможность получить консультации юриста и профконсультанта, посмотреть информацию о наличии свободных рабочих мест, подобрать варианты трудоустройства, в том числе на общественные работы. При этом вышедший на свободу , как и остальные граждане, имеет право пройти профессиональную переподготовку или повышение квалификации по профессиям, пользующимся спросом.


Комментарии

Войти     Зарегистрироваться
Имя
Архив новостей