Свали отсюда: как общественники собираются избавить Алтай от свалок строительного мусора

Алтайские общественники и депутаты очень хотят решить проблему с незаконными отходами от строительства. Но пока не придумали, как это сделать наверняка

11 августа 2022, 08:12, Александра Черданцева

Свалок строительного мусора в черте Барнаула, в лесах, вдоль рек и рядом с жильём становится всё больше и больше. Теневой оборот мусора — когда его вывозят не на легальный полигон за плату, а выбрасывают «вчёрную», где придётся — только растёт. Так охарактеризовал очередную мусорную проблему член Общественной палаты Алтайского края Руслан Демаков. ОПАК и Народный фронт настолько озаботились этим вопросом, что даже придумали поправки в закон, которые должны «прищучить» любителей не доезжать до официальных полигонов.

Для его обсуждения собрали целую рабочую группу из чиновников, экологов, депутатов и представителей строительного бизнеса. Однако «гости» на встрече 5 августа инициативу палаты раскритиковали. Почему? И что делать с мусором? Что да как, рассказывает корреспондент amic.ru, который также входит в рабочую группу.

Администратор нелегальных свалок

ОПАК мониторит такие объекты два года. В палате уверены, что число незаконных свалок только растёт. Существенная часть рынка безнаказанная, нерегулируемая и совершенно бесстрашная. Доходит до абсурда.

«Стали один раз свидетелями сюрреалистичной картины. Приехали на одну такую свалку в Барнауле и видим: сидит в кресле (том самом, что на главном фото, — прим. ред.), тоже кем-то выброшенном, человек и принимает плату за выгрузку строительного мусора. Такой, знаете, администратор нелегальных свалок. А территория-то не частная, а городская. Просто пустырь в черте Барнаула», — открыл заседание, задавая противомусорный тон, Демаков.

И привел ещё несколько примеров: на Власихинской чуть ли не под окнами многоэтажек бетономешалки выливают в поле остатки бетона, самосвалы выгружают строительный мусор. Много таких «пунктов приёма» на границе Ленточного бора, на улице Звёздной. Общественники зафиксировали терабайты фото с такими свалками на площади в несколько гектаров.

Впрочем, некоторые всё же заморачиваются с «рекультивацией». Весной копают на пустыре большую яму, всё лето свозят, осенью засыпают грунтом и вроде как ничего тут и не было, говорит Демаков. Это подтверждает и представитель строительной компании «Сибинвест» Максим Полежаев: часто при строительстве объектов они натыкаются на такие «захоронения».

«А однажды мы следили за грузовиком, который выдвинулся со Льва Толстова, где сносили здание. Так он поехал не в сторону Космонавтов, где полигон, а на Гору, в Лебяжье, и там прямо в самом посёлке высыпал свой груз на дорогу. Понятно, что сделал это по просьбе местных жителей, у которых нет нормальной дороги. Но никто не отменял безопасность: по этому „стройматериалу“ будут ездить машины, ходить люди», — добавил Демаков.

Свалки строительного мусора в Барнауле / Фото: Общественная палата Алтайского края

Без бумажки — мы букашки

Эколог, член ОПАК и эксперт Народного фронта Сергей Малыхин продолжает мысль коллеги: всё это наносит большой урон экологии и бюджету. А происходит это потому, что данный момент не урегулирован законодательством. Вывоз на полигон стоит денег, а тут выкидывать — бесплатно (ну или почти, в случае с «кресельным администратором»).

Итак, ОПАК предлагает оборудовать все машины, занимающиеся вывозом строительных отходов, системой ГЛОНАСС. Обязать их получать разрешение на перевозку и иметь лицензию на этот вид деятельности. А также запретить вывозить такой груз куда-либо, кроме официального полигона (в Барнауле такой один — на Космонавтов). А ещё, если есть что переработать, то доставлять на соответствующие предприятия.

И вот тут начались разногласия среди участников обсуждения. Депутат парламента Алтайского края, коммунальный эксперт Людмила Суслова уверена: важно не то, как это прописано в законе, а как это будут применять на практике. Запретить можно всё что угодно, но кто будет проверять каждую машину, которая везёт что-то похожее на мусор, задаётся она вопросом.

В ОПАК уверены, начать надо хотя бы с этого.

«Проблем много, их не решить одним ударом. Но если не будет регионального закона, то мы не сможем принять и какие-либо подзаконные акты. В том числе кто и как должен это контролировать», — согласен специалист комитета АКЗС по строительству, ЖКХ, транспорту и связи Алексей Чесноков.

Ловись частник большой и маленький

Эксперты долго спорили, как же поймать нарушителей за руку. Ведь речь идёт не о крупных застройщиках, а о частниках (то есть физических лицах) и мелком (а часто и незаконном) бизнесе с Avito и других ресурсов с объявлениями. «Физиков» на нелегальном рынке около 80%, уверен Максим Полежаев. Машины же строительных компаний итак оборудованы ГЛОНАСС, и застройщик всегда знает, куда едет их техника, добавляет он.

Тем более что во всех госконтрактах есть пункт об утилизации строительного мусора, и за этим следят, подчёркивает и заместитель председателя комитета ЖКХ администрации Барнаула по работе с общественностью Алексей Пахоменко.

Так что все шишки должны сыпаться на частников. Вот только их ещё надо постараться наказать, даже если будет закон. На это обратила внимание консультант-эксперт ОПАК Марина Башарина. Как минимум потому, что их не обязывают иметь лицензию.

Да, с физлицами пока пробел — согласились в ОПАК.

Сарафанное радио вам в помощь

Большинство экспертов видят решение не в документальном, а в денежном ключе. И уповают на большие штрафы. Не единожды на встрече они вспоминали добрым словом новый штраф за выброс мусора из автомобилей — 200 тысяч рублей.

«Как это лечится? Да всё просто: вводим штраф за несанкционированную свалку в 200 тысяч и всё», — отметил директор КГКУ «Единый заказчик капитального строительства Алтайского края» Александр Котельников.

Максим Полежаев продолжает: «Надо ещё и технику конфисковать».

«Первые 10-15 машин оштрафуют и всё разлетится по сарафанному радио. Сразу перестанут», — считает он.

За наказание штрафами «проголосовала» и Людмила Суслова, и её коллега по АКЗС Игорь Панарин. И даже начальник отдела регионального государственного экологического надзора Минприроды края Виталий Клименко. Он проводит аналогии с новыми мусорными запретами. Первый — тот самый штраф в размере 200 тысяч рублей. Второй — новое понятие в законе — засорение.

«На самом деле в суде было очень сложно доказать, что те или иные отходы нанесли вред природе. Строительный мусор, как правило, это отход пятого, неопасного класса. Да и не была ли загрязнена почва до того, как на неё вылили бетон? А теперь под понятие засорение попадает любой брошенный окурок», — поясняет он.

Создать условия

Впрочем, даже одними штрафами и законами рынок не обелить. Нужно думать и о том, как стимулировать вывозить на официальные площадки. Чтобы был не только полигон, но и другие объекты по городу по приёму таких отходов. На это обратил внимание руководитель регионального исполкома народного фронта Сергей Войтюк.

В общем, поговорили эксперты, поговорили и решили доработать проект закона, внеся в него некоторые правки. Но от идеи в ОПАК отказываться не намерены, несмотря на высказанный скепсис. И уже в сентябре планируют внести своё предложение на рассмотрение в краевой парламент.

Комментарии
    Новости партнеров