Осужденные наркополицейские раскрыли гостайну, пытаясь оправдаться

Краевой суд отказался рассматривать дело в закрытом режиме

28 октября 2017, 04:45, Артем Кузнецов

Алтайский краевой суд весь день 27 октября рассматривал апелляционную жалобу по делу 10 наркополицейских. Вердикт вынесен не был, однако в ходе процесса удалось выяснить немало любопытных подробностей, которые ранее не являлись достоянием широкой публики. За процессом следил корреспондент портала Amic.ru.

К началу слушаний в краевой суд пришло около 60 человек – в основном родственники осужденных, присутствовали в зале также и представители адвокатского сообщества, а вот у прессы резонансный и сложный процесс почему-то интереса не вызвал.

Девять экс-полицейских осудили на Алтае за взятки, растрату и наркосбыт

Девять экс-полицейских осудили на Алтае за взятки, растрату и наркосбыт

Объемное (более 100 томов) и крайне неоднозначное дело досталось судье Владимиру Городову. Кстати, большую часть судейского стола занимали огромные папки с материалами. Первые 1,5 часа ушли на рассмотрение ходатайств со стороны защиты. Правда, ни одно из них после длительных совещаний и перерывов суд так и не удовлетворил. В частности было отказано сделать заседание закрытым.

У каждого из осужденных были свои адвокаты, большая часть из них работала по соглашению, других предоставило государство. Оставшийся до обеда час был посвящен обзору апелляций каждого из осужденных с кратким напоминанием совершенных ими преступлений, по версии суда первой инстанции.

Особо стоит сказать об обеденном перерыве. В этот момент в небольшой судебной столовой пересеклись часть родственников осужденных, адвокаты, а также прокурор Севиль Вакаева, приходящаяся супругой депутату Алтайского Заксобрания Владиславу Вакаеву.

Впрочем, никакими репликами стороны обмениваться не стали. Близкие осужденных в разговорах за едой высказывали умеренный оптимизм, рассуждая, как долго будет длиться процесс в суде второй инстанции. В этот момент люди обсуждали свои текущие дела, ничем не выдавая тех чувств, которые они испытывали.

Отметим, что сами заключенные, которых было видно и слышно в зале краевого суда за счет системы видеоконференцсвязи, старались выглядеть бодро и периодически подшучивали в "прямом эфире", очевидно, давая понять родственникам, что у них все хорошо. Те в ответ махали руками и наперебой передавали приветы.

В настоящее время часть наркополицейских находится в СИЗО № 1, остальные – в СИЗО № 3.

Верните их нам: матери и жены осужденных оперов на Алтае воззвали к Путину

Верните их нам: матери и жены осужденных оперов на Алтае воззвали к Путину

Любопытный эпизод произошел при выступлении одного из осужденных: бывший офицер полиции сообщил ряд конфиденциальных сведений, составляющих гостайну.

Осознав, что в закрытом режиме суд вести дело не будет, также как и никто не собирается аннулировать подписки экс-полицейских о неразглашении гостайны, осужденные решились раскрыть некоторые секретные подробности о своей работе. В суде первой инстанции их такого права лишили, по сути не дав возможности активно защищаться и противопоставлять что-то доводам следствия.

В частности один из правоохранителей сообщил, что все ключевые свидетели со стороны обвинения на суде – никто иные, как агентурная сеть самих наркополицейских, на тот момент действующая под прикрытием. Более того, были названы не только реальные имена и фамилии этих людей, но и их псевдонимы. Такой поворот событий, как видно, очень не понравился судье Городову. Он помрачнел и даже прервал выступавшего, заявив, что и при закрытом судебном заседании подобная информация не должна была прозвучать.

Несколько слов заслуживают и защитники осужденных. Часть адвокатов в своих речах оказались весьма многословны, но при этом говорили очень тихо, как будто чего-то стесняясь или стыдясь. Другие, напротив, подготовились весьма основательно, продемонстрировав слушателям изъяны как в позициях гособвинения, так и вынесенном ранее решении суда. Особенно удались речи Ольге Кузьминых, Виктору Чумакову и Ирине Фаренбрух.

Первая указала на то, что следствие решило этим "сфабрикованным" делом повысить раскрываемость преступлений, якобы совершенных сотрудниками правоохранительных органов. Кроме того, гособвинение попробовало очернить образ полицейского и офицера, сделать коррупционную сенсацию из наркодела, заявила адвокат. Также она критически отозвалась о судье Октябрьского райсуда Анне Шепшелевой, вынесшей первоначальный вердикт, и следователе Викторе Ватутине.

Судьбу приговоренных к реальным срокам алтайских оперов решает краевой суд

Судьбу приговоренных к реальным срокам алтайских оперов решает краевой суд

"Часть осужденных в принципе не была знакома между собой – какой предварительный сговор здесь может быть?" - недоумевала Ольга Кузьминых.

Ирина Фаренбрух в свою очередь настаивала на невиновности всех наркополицейских, особенно подчеркивая, что они не могли превышать должностные полномочия, в худшем случае это деяние (если допустить, что оно было) можно квалифицировать как мошенничество. Отчасти ее доводы повторил и Виктор Чумаков, напомнив, что вердикт на 150 страницах был вынесен в рекордно короткие сроки после удаления судьи в совещательную комнату. Он указал, что в это время в кабинет к представителю Фемиды в нарушение всех процессуальных норм заходил все тот же следователь Ватутин.

Последней слово было предоставлено Севиль Вакаевой. Прокурор поубавила оптимизм у части собравшихся, попросив суд оставить все как есть и не менять сроки для осужденных в сторону их смягчения. При выходе из зала заседаний часть женщин пожилого возраста, очевидно приходящиеся матерями осужденным, не смогла сдержать слез. Следующее заседание по этому делу пройдет в краевом суде 30 октября.

Комментарии
    Новости партнеров