Прямой эфир

Слушать радиостанции Барнаула
Новости

Для суда и Красной площади. Как алтайские предприниматели работают в кризис

, ИА "Амител"
Электронные торги, большая конкуренция и гибкость

В обуви, произведенной в Алтайском крае, маршируют курсанты на Красной площади, в ней судили Михаила Ходорковского, в ней ходят сотрудники МЧС, МВД и московские арбитражные судьи. О производстве, электронных торгах и бизнесе в кризис рассказал в программе "Тема дня" на радио "Эхо Москвы" генеральный директор производственной компании "Фабрика обуви" Михаил Комм.

– Расскажите, что производит ваша компания, как появилась, и как вышла на обороты в 15 тысяч пар обуви в год?

– Наша компания появилась в 1994 году на базе предприятия бытового обслуживания. Тогда мы изготавливали обувь на заказ, но постепенно, в связи с наполнением рынка китайскими товарами, мы переориентировались на специализированную обувь. Она более статична, за модой же не уследишь, ее можно назвать классической, уставной и изготавливается она по техническим условиям.

Параллельно приходилось участвовать в госзакупках, поставлять обувь для ГУВД, для краевого и арбитражного судов. Мой опыт участия в госзакупках насчитывает порядка двенадцати лет, а тогда еще электронных торгов не было. Это проходило так: собирались в определенном актовом зале и поднимали таблички на установление минимальной цены. Техническая документация была сложной, каждая подготовка длилась около недели, это была целая дипломная работа. Постепенно овладевали электронными торгами.

Сейчас все процедуры проводятся только электронно. В год мы принимаем участие примерно в тысяче электронных торгов и около ста из них выигрываем. У нас порядка 350 побед и все заказы успешно исполнены. На нашем счету поставки в Московский городской суд, московский арбитражный суд. Наши заказчики обязаны носить служебную форменную обувь. Очень часто поставляем для МЧС, МВД, и по Красной площади студенты института МЧС, подготовки высшего командного состава маршируют в нашей обуви.

– Какие контракты вызывают наибольшую гордость?

– Наиболее сложный вызов для нашей компании – это поставки в Московский городской суд. Там требования были высокими, но мы справились, все прошло хорошо. Мы много лет участвуем, побеждаем, все довольны. Для нашей компании – это сбыт продукции, для заказчика – предсказуемый поставщик с качественной обувью, изготовленной по техническому заданию. Это и взаимная выгода, когда у заказчика и поставщика есть определенное понимание. 

В последнее время в госзакупках сложилась такая ситуация, что цена сильно снижается, и за эти деньги поставить качественную обувь очень тяжело. Но мы стараемся работать на репутацию, чтобы нами были довольны, не было претензий, судов, что часто бывает в этой сфере.

Как удалось со своей обувью попасть на Красную площадь?

– Это был срочный заказ. Заказчик затянул со временем опубликования закупки, а мы выручили, успели. Контракты были заключены с подмосковными институтами МЧС Ногинска. Теперь мы постоянно поставляем им продукцию. Все государственные заказы отличаются один от другого, потому что каждый раз формируется определенная цена, каждый раз надо участвовать и снижать цену до той, которая будет комфортна и для заказчика, и для поставщика. В последние годы компании-дилетанты часто перебивают цены. Появляются новые производители, думают, что все легко и просто, сталкиваются с кучей проблем, а потом исчезают. Наш рынок – это не место для дилетантов, на такой рынок нужно выходить постепенно, постоянно обучаясь.

В последнее время очень много заказов перешло в плоскость электронных торгов. Это благо или вред?

– Я считаю, что это и хорошо, и плохо. С одной стороны, есть определенная конкуренция, есть возможность у госзаказчиков получать продукцию из разных регионов. Мы можем выйти на рынок по всей России, от Калининграда до самого дальнего поселка на Сахалине. Благо, что транспортная сеть и транспортные компании могут доставить продукцию хоть на край света.

А с другой стороны, в госзакупках есть большие минусы. То, что главным критерием в победе является цена. Это не всегда правильно, и часто от госзаказчиков мы слышим претензии о том, что им приходится проводить определенные экспертизы, разрывать контракты и оставаться без обуви. Мы должны понимать, что госзаказчик находится в очень невыгодном положении. Ему нужно обеспечить сотрудников, кадетов, ведомства МЧС качественной обувью, которая их не подведет, и к тому же исполнить бюджет, который они сверстали на три года вперед. И план-график обязателен для выполнения.

Поэтому есть плюсы и минусы в электронных торгах, но система совершенствуется, и каждые два-три месяца появляются нововведения. Конечно, иногда они на пользу, а иногда усложняют работу. Но в целом это живой механизм. Например, январь-февраль может быть спокойным периодом в плане государственных торгов, потому что планы только верстаются, а в марте начинаем торговать и видим, что правила и нормы изменились. И тендерным отделам приходится входить в тонус, как спортсменам в свою форму.

– У меня возникла аналогия, что госзакупки – это как ЕГЭ. Единый государственный экзамен при желании дает возможность поступить в московский вуз и в то же время имеет много минусов. Как вам такое сравнение?

– Сравнение символично. На самом деле госзакупки – это длительный процесс, который может идти от трех месяцев до полугода. Иногда контракт заключается и на два года. Сначала госзаказчик размещает свои аукционы или котировочные заявки. Проходит время и начинаются электронные торги. В течение десяти дней подписывается контракт и начинается его исполнение. Оно может длиться от пяти до шестидесяти дней. Затем заказчик собирает комиссию по приемке, если все устраивает и все соответствует техническому заданию – идет на оплату. Этот период длится не более двух месяцев.  Параллельно на исполнении у нас может быть до двадцати контрактов. Это процесс можно назвать отложенным: один заканчивается, другой начинается. Это большая нагрузка на тендерный отдел.

– Сколько человек в отделе?

– Три.

– А на производстве?

– Всего у нас 25 человек.

– Эти 25 человек делают и поставляют обувь?

– Да, мы неплохо поработали над производительностью труда, над эффективностью. У нас небольшое предприятие и в этом наше конкурентное преимущество. Мы можем подстроиться под любые реалии нынешнего времени и нам легче, чем крупным компаниям, которые для внедрения другой продукции должны затратить несколько лет. А у нас это делается быстро. И каждый раз мы переориентируемся под запросы нашего покупателя.

– О гибкости и скорости мы еще поговорим. Сейчас Алтайский фонд МСП предлагает антикризисные меры нашим алтайским компаниям – выход на электронные торги. Это обучение ведению госзакупок, участие в госзакупках. МСП курирует этот процесс, оплачивает пошлины, услуги. Как бы вы оценили эту меру поддержки, насколько она своевременна в данный момент для алтайских компаний?

Это очень важно. Произвести мы можем все что угодно, можем добиться определенного качества, подстроить продукцию под техническое задание. Благо, что у Алтайского края есть потенциал. Важно другое – куда продать? Поэтому хочется пожелать Фонду побольше профессионалов: приглашенных экспертов, юридических консультантов, которые объяснят, какие риски, подводные камни ждут тех, кто будет заниматься таким бизнесом. И это принесет свои плоды. Нам нужно загружать наше производство, загружать предприятия заказами.

– Какие риски, подводные камни у госзакупок? Бывали ли ситуации, когда понимаешь, что все "летит к чертям" или висит на волоске?

Таких ситуаций было очень много. Критерии качества это субъективный момент, и он зависит от человеческого фактора. В нашем случае это наштампованная продукция, это штучная продукция. Очень часто зависит от настроения человека, который будет на приемке. Для этого и нужно максимально качественно отрабатывать контракт.  Для того чтобы заказчик, однажды познакомившись, в следующий раз был готов и настроен на последующую работу.

– Как часто приходится встречаться с приемщиком, если учесть, что заказы у вас по всей стране? И как часто это нужно?

Стараемся работать удаленно. Каждый раз не полетаешь, если у нас сто контрактов в год. Но командировки случаются в сложных ситуациях. Пока удавалось из таких ситуаций выходить победителями.

– За счет чего?

За счет нашей репутации, за счет того, что на рынке государственных торгов мы уже десять лет, имеем опыт работы с государственными контрактами и выполняем их строго по закону. А по-другому и нельзя, заказчики тоже "люди государевы", и они просто обязаны выполнять все по закону.

– Штрафы, серьезные наказания есть?

Да, они обязаны исполнять регламенты. Если не соблюдают, у них есть штрафы, как и у поставщиков. Бывало, нас штрафовали за опоздание, за непредставление документов. Это непростой бизнес.

– Что бы вы хотели посоветовать предпринимателям, только начинающим в этом направлении?

Во-первых, нужно обучиться, поработать в тендерных отделах, понять всю схему, структуру, алгоритм действий. Благо, что сейчас есть много учреждений, вебинаров, методических рекомендаций. Старшие товарищи, работающие в этой сфере, тоже могут помочь советами. Во-вторых, не стоит браться за крупные заказы сразу, там, где крупные заказы и штрафы соответствующие. Самое главное, не наделать много ошибок, чтобы не разочароваться в своих начинаниях.

– Вам приходилось делиться опытом? Готовы ли вы этот опыт транслировать?

Да, конечно! Бывают у нас встречи по поводу участия в госторгах. Это очень интересно, занимательно и полезно.

Я вижу у вас значок Алтайской торгово-промышленной палаты. Вы член палаты?

Да, наша компания является действующим членом Алтайской торгово-промышленной палаты. Это престижно, полезно и необходимо.

– В каких сообществах еще состоите? Зачем вообще это нужно?

Я состою во многих бизнес-сообществах края и г. Барнаула. Это нужно для коммуникации, для того чтобы быть в курсе всех событий, чтобы быть интересным и полезным для какого-либо сообщества.

 Мало кто не почувствовал влияние коронавируса. Как ваша компания переживает это момент?

– В начале марта нам пришлось приостановить деятельность. Неопределенность была до появления постановления губернатора о разрешенных видах деятельности. Мы там проходили по двум пунктам деятельности. Через полторы недели приняли решение возобновить работу. Организовали доставку нашего персонала до места работы, проинформировали всех сотрудников о том, какие иски могут быть для предприятия и для работников в случае невыполнения требований в связи с коронавирусом. Рекомендовали избегать общественных мест, провели и проводим дезинфекцию. Мы вынуждены были работать, так как на тот момент и сейчас у нас порядка восьми контрактов, выполнение которых жизненно необходимо для различных государственных структур. Мы были вынуждены исполнить их в срок, чтобы не нарваться на штрафы.

– Неужели не было никакой отсрочки?

Конечно, есть определенные меры по отсрочке, которые можно бы было получить в Торгово-промышленной палате, оформив некоторые документы. Но мы этим не воспользовались. Мы строго соблюдаем график выпуска продукции. Главное здесь, чтобы люди были трудоустроены, не перед заказчиком отчитываться, а перед людьми. Именно они должны иметь работу, доход. И мы несем за это ответственность.

– Вы уже много лет занимаетесь предпринимательской детальностью, пережили не один кризис. Можете сравнить сегодняшнюю ситуацию с предыдущими?

– Наша компания пережила не один кризис. Был кризис 2008 года, 2014-го. И каждый раз как заново. Оказалось, что наша компания готова ко всем вызовам, к различным реалиям. В 2008 мы удвоили производство. Это было связано с тем, что прекратились импортные поставки, и потребитель обратил внимание на отечественную продукцию. У нас была возможность и даже какой-то дефицит на продукцию. В 2014 году был кризис потребления, люди перестали тратить деньги, потому что упал доход и покупательная способность. Мы сократили выпуск, переориентировались на другую продукцию, приобрели необходимое оборудование и стали более эффективными. Я думаю, что современный кризис тоже как-то отразится на нашей компании. Но хочется верить, что скоро это все закончится и будут хорошие продажи у нас и наших коллег.

– Какие чувства были, когда стало понятно, что к нам идут проблемы?

В конце января я уже предполагал, что будут изменения, и компания готовилась к этому заранее. В такой момент нужно еще больше работать, сохранять рабочие места и поддерживать сотрудников. Мы поддержали коллектив, и он оценил это. У нас сплоченный, дружный коллектив, многие работают здесь более десяти лет.

– Как поддержали?

И финансово в том числе. Все рабочие места сохранили, никто не уволен. Работу дали по объему ту, что была в прежние годы. Вселили уверенность, что все будет стабильно. Главное, чтобы люди были уверены в завтрашнем дне.

– Где силы на все это брать?

Предприниматель не имеет права быть слабым, он должен быть лидером, локомотивом, который везет этот поезд под названием своя компания. И тут нет места сантиментам, есть силы или их нет. Закатай рукава и паши больше, чем прежде.

Я знаю, что в этот период вы воспользовались государственной поддержкой Фонда МСП. Что это за поддержка?

Принято предложение по поводу регистрации торговой марки. Мы составили несколько анкет. Нам позвонили и сказали, что согласны поработать с нами. Прислали макет нашей торговой марки, проверили на соответствие международным нормам. Наша марка стала уникальной и по цветовой гамме и по другим критериям. Ее одобрили и запустили в работу. Мы благодарны Фонду МСП, что это нам ничего не стоило.

– Насколько своевременна была такая поддержка?

Не каждая компания этим пользуется, не каждая компания осведомлена о такой поддержке. Кто-то не обращается совсем, кто-то активно пользуется. Надо сказать, что нужно это делать. Все мы – власть, государственные учреждения, бизнес – в одной команде и работаем на один результат.

– Какую торговую марку зарегистрировали? Давно ли шли к этому?

До этого было торговое наименование, а сейчас торговая марка.

– Можно ли назвать?

Компания "Гринвич". Гринвич – это нулевой меридиан, он связан с началом путешествий. А так как наша продукция ориентирована на охотников, рыболовов, искателей приключений, людей, которые любят путешествия, походы в горы, поэтому и есть ассоциации с таким видом отдыха.

– Что выходит или будет выходить под этой маркой?

В этой линейке будет обувь: берцы, трекинговые ботинки, унты, сапоги охотника и другое. Обувь для приключений, эмоций и служебной работы.

– Что даст вам регистрация марки?

Мы это сделали, для того чтобы выходить на такие агрегаторы, как Lamoda, Elbrus, Ozon. Это необходимо, потому что этот тренд в будущем будет еще успешнее. Невозможно все продавать своими силами, зачастую нужно передавать определенные функции продажи таким агрегаторам.

– Когда вы это хотите сделать?

В ближайшее время. Ведем подготовку по внедрению на эти площадки, и очень скоро можно будет увидеть наш товар по всей России и заказать по телефону через приложение.

– Какие еще планы по развитию?

В сентябре мы вновь открываем торговый зал, где будет представлено более ста видов обуви. Мы объединили свои усилия с коллегами по всей России и привезли лучшие образцы обуви для путешествий представителей других российских фабрик. Для наших покупателей будет еще более широкий выбор.

– Прошу продолжить фразу: "Мой бизнес – это…"

Мой бизнес – это ответственность перед людьми, это возможность самореализоваться, возможность принести пользу обществу.

Алтайский фонд МСП
г. Барнаул, ул. Мало-Тобольская, 19
Тел.: 8 800 222 8322
Сайт


Автор:
Коммерческий отдел Commerce +7 (3852) 59 44 66

Комментарии

4.06.2020 10:20
гость

Если сам не в своей обуви, не считается.

4.06.2020 10:34
Doka

Довольно подробно и интересно. Но делаю выводы - ситуация проигрывает по отношению в экономике СССР, можно много деталей сравнивать, думаю важнее факт - экономика СССР и экономика России. Да, сегодня движение есть, но в основном законе нам советуют прописать - социальное государство с гарантией минималки!

4.06.2020 14:06
kuraltay-khan

...с 1994 года по 2019 ежегодно у них покупал, НО с 2015 года пошла плохая подошва, к шитью претензий нет, а подошвы лопались, рекорд - через 3 дня после покупки, увы, перестал быть их клиентом (покупал берцы и туфли шнурованные)...

4.06.2020 18:35
- гость -

Подошва Китай?

5.06.2020 09:24
- гость -

4.06.2020 10:20
гость
Если сам не в своей обуви, не считается.

Прекрасно понимает, что по своей воли никто в его обутках ходить не будет.

Войти     Зарегистрироваться
Имя
Архив новостей